майлз + 14 элой + 14 пьер + 7 хлоя + 5 вероника джереми хон шиву пост от скай очуметь. это создание не привидение и разговаривает — сумасшедший сон наяву. почему из восьми миллиардов людей на земле именно мы стали родственниками? магия вне Хогвартса, кукла-Вуду, древние заклинания салемских ведьм, любовное зелье? что свело нас вместе в один дом, одну семью, одну веранду? я точно свихнусь с такой очаровательной новой сестренкой, которая, по взгляду чувствую, готова меня убить за прошлое. – не повезло мне с тобой или тебе? запоздалый ответ на утренний вопрос. читать далее пара недели стюарт + ксавьер = любовь ♥ эпизод недели ещё никогда между нами не было так пусто
реал лайф - вафельный домик - июнь 2024 #похрусти вафелькой
элли
[в отпуске] матя (light версия бати), писатель истории левенуэрта и великий мечтатель, вычитывает ваши анкеты на наличие притонов и душнит в личку, но с любовью и заботой о вас
#гермионагрейджер #люблюмедведей #местнаярешала
док
[в отпуске] батя, любимый медведь россум, админ-универсал, лютый миротворец (но поджопник дать тоже может), вином напоит, выслушает, совет даст, сказку на ночь расскажет
#акционер #фиксик #тамада
габи
тамада на пол ставки. чемпион по заполнению кодов и поднятия вашего настроения. утренний страж да и просто лапочка
#украдувашесердце #адскиепоиски #конкурсмастер
фейт
ваша мамка, админ-универсал, решит любой ваш конфликт, пожалеет, приласкает и обязательно накормит
#лапочка #яжмать #доброта
абель
пиарщик от Бога, мастер фломастер твоих историй, неплохой графист по версии моей мамы, активен в ночное время суток, когда можно пошалить
#водяра #алкаш #(ф)ломастер
отто
с легкой руки начислит банк и пиздюлей. ответственный за бан. душный, зато красивый.
#котто #твой1xbet #ломаюкодыишаблоны
пьер
админ-дурачок. главный по хиханькам и хаханькам. ночной страж порядка. обласкает ваши профили. что-нибудь сломает и сразу же починит.
#кловн #ячтотосломал #чейтотвинк
хоуп
дизайнер вафельного домика. набрасываю макеты на раз два. состою в близких отношениях с фотошопом.
#мастерфломастер #кодоломастер #дизайнер
алси
заклинательница кодов. вместо волшебной палочки шаловливые пальчики. поднимаю коды с колен.
#кодер #айтишник

WAFFLE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » WAFFLE » партнерство » boloto crossover


boloto crossover

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

https://forumupload.ru/uploads/001c/28/b9/2/695423.jpg

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001c/1a/85/402/537476.gif https://forumupload.ru/uploads/001c/1a/85/6/674781.gif

0

2

romance club
{vicky walker}

https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/35/584866.gif https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/35/49250.gif https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/35/204090.gif


[indent] маленькая непризнанная. твоя история ничем не отличалась от тысячи и тысячи таких же историй молодых девушек. только окончила университет, впереди — целая жизнь, и ты чувствовала, как много извилистых путей впереди. голова едва не разрывается от планов, идей. столько нужно успеть!
[indent] но все двадцать три года за доли секунды пронеслись перед глазами, подгоняемые чёрным минивэном, что также стремительно лишил тебя жизни. так должно было закончиться повествование о жизни виктории уокер, но смерть стала  н а ч а л о м.
для начала, тебе нужно было принять существование ангелов и демонов. и поверить, что первые далеко не всегда попадают в образ святости, бескорыстия и всего самого доброго, что, по идее, должно быть в ангеле.
[indent] расскажи мне про свой первый полёт, вики. как подружилась с мими? что почувствовала, впервые услышав о своей матери в стенах академии? как отреагировала на саркастические выпады люцифера? стал ли назойливый энди твоим другом?
[indent] я бы очень не хотел быть причиной твоей боли, источником переживаний, но тебя уже успели запугать сказками обо мне.
так вышло, что без тебя ритуал не был бы завершён, а значит, я бы не вернулся. уверен, ты отлично провела время с бонтом, жаль [конечно же нет] вас разлучать.
не знаю, как относишься к устоявшимся порядкам, успела ли принять их, но ты любезно вобрала в себя часть моей силы, а значит, нам не удастся проигнорировать возникшую связь. встанешь на мою сторону добровольно, чтобы изменить привычные устои, или мне заставить тебя?

* * *

зову в пару; будем сосаться играть стекло и вообще всяко разное. вторую часть я прошёл до появления войны, так что можем обсудить, насколько нам нужны все эти всадники и всё такое. но честно — я бы оставил. люблю мешать сн и разные религиозные мотивы.
хотелось бы увидеть пост и маленечко о том, какой видите вики. внешность менять совсем не хочется. вот.


пример поста

драко малфой вышагивает перед большущим зеркалом в своей спальне, поправляя то удушающе затянутый галстук, который сам же и надел каких-то пару часов часов назад, то проверяя запонки из белого золота. а в голове звучали отрывки диалогов с, как оказалось, очень коварной матерью.
«позволю себе напомнить, что люциус привёз меня в поместье и первое время совсем не оставлял одну, помогал освоиться с ролью хозяйки и не отходил от меня ни на шаг.»
люциус помогал. да, как же. небось и подвалы показал, с заметкой, что здесь будут обитать пленники змееподобного ублюдка? этого он конечно не сказал матери.
драко раз за разом воспроизводит редкие разговоры с нарциссой, которая теперь была не частым гостем в мэноре, облагораживая французское поместье. но узнав, что её сын абсолютно холоден и безучастен к невесте, решила наставить того на путь идеального мужа.
«драко! почему ты поселил бедную девочку так далеко от себя? чем она должна заниматься одной в пустующем крыле? почему я должна разжёвывать тебе, как обращаться со своей будущей женой?»
«драко, я жду вас обоих на завтрак. вместе. и не корчитесь, молодой человек!»
«узнай у будущей миссис малфой мнение о наших садах. может, ей хотелось бы что-то изменить? я сделаю вид, что не заметила, как ты закатываешь глаза. ужас.»
если нарцисса малфой встала на чью-то сторону, то противостоять ей просто не имеет смысла.
и она была весьма убедительна.
драко не был слепым — он прекрасно видел, насколько хороша его будущая жена. но природное упрямство и нежелание подчиниться чужой воле пытались доказать, что брак с подобной договорённостью — плохая идея. он знал о традициях чистокровных семей, о договорённостях между знатными фамилиями. но оказался не готов. сначала, интрижки с паркинсон. драко настолько привык к ней, что успел поверить в то, что их родители всё решат за них. потом война и грёбанные кошмары — метка до сих пор болит во сне так сильно, что хочется срезать кожу. он избежал заключения в азкабан, но отцу второй раз не повезло.
договорённость с семьёй гринграсс была новостью. неприятной. поначалу малфой подумал, что речь идёт о дафне. но она была глубоко влюблена в пьюси и их будущее было предрешено.
люциус нетерпеливо цокнул, объявив, что женой драко станет астория — младшая сестра дафны. слизеринец совсем её не знал. лишь внешне. но два года разницы казались тогда слишком большой пропастью.
после войны уже не имели смысла ни женитьба, ни отношения, ни-че-го. он погряз в собственных грехах. но нужно было поддерживать мать, которая проводила главу семьи в азкабан.

драко вертит в руках письмо, прислушиваясь к хрусту пергамента. фамильный филин ворвался с конвертом ещё вчера.
«милый, я прибуду в поместье завтра утром, чтобы всё проконтролировать. все приглашения отправлены, к нам прибудут министр магии, его ближайшие коллеги, мистер поттер...» — драко прервал чтение письма, скривившись. конечно, какая победа избранного без избранного.
«...те, с кем вы учились. вам с асторией ни о чём не нужно переживать, хотя я бы хотела поговорить с ней — ведь малфой мэнор теперь в ваших руках. очень надеюсь, что я не узнаю о том, что вы не общались всё это время.»
малфой абсолютно уверен в том, что его мать вела переписку с асторией за его спиной.
«... я посещу вас ненадолго, окажу должный приём гостям, помогу астории освоиться, представлю как новую хозяйку поместья. надеюсь, с ней всё время будет рядом её  гостеприимный лорд. драко, если я не ошиблась в воспитании, то ты встретишь асторию не у входа в наш бальный зал, а как минимум у её комнаты, чтобы сопроводить до места проведения вечера. внимание репортёров из ежедневного пророка будет максимально настроено на нас. на вас. сделай так, чтобы бедная девочка не выглядела так, будто ты запер её, выкрав у семьи гринграсс.
драко, я рассчитываю на тебя!»
румянец мягко тронул шею и пополз вверх, окрашивая скулы и заставляя драко с цоканьем откинуть письмо на стол.
астория была ему интересна, он же не слепой в конце концов. её манеры и аристократическая лёгкость — что в поступи, что в жестах. он любил наблюдать за ней, но терпеть не мог, когда его ловили за этим занятием. малфой не мог признаться, хотя это было бы проще всего — выяснить их отношения.

их свадьба — роскошное событие, соединившее два рода чистокровных волшебников. но малфой не помнил многочисленные поздравления. лишь как астория попала в его объятия. и их поцелуй.
девушка дрожала в его руках, а драко хотелось окружить её в непроницаемый кокон, чтобы никто не посмел косо взглянуть, пожелать что-то недоброе.

драко одет с иголочки — чёрный костюм, белоснежная рубашка и галстук под цвет костюма, с зажимом в виде тонкой извивающейся змеи из белого золота. настолько дорого должен выглядеть поттер, потому что ему теперь по статусу положено. три года после победы над тёмным лордом — хороша дата.

малфой медлит у двери, ведущей в спальню, в которой он никогда не был с момента переезда в неё астории. дикая ситуация для супружеской пары и вполне нормальная для брака, устроенного родителями.
он дважды стучит в дверь костяшками пальцев и терпеливо дожидается, пока его жена покажется в проёме.
— астория, — он склоняет голову на бок и кивает в приветственном жесте, — ты готова? до начала ещё минут сорок, но вдруг тебе нужна помощь или ты захочешь появиться раньше? — спрашивает уже не глядя в глаза, потому что взгляд зацепился за платье, разглядыванием которого драко тут же занялся. это будет тяжёлый вечер. насколько глупо держать руки при себе, пряча их от собственной жены?

0

3

j.k. rowling wizarding world
{lily potter}

https://i.imgur.com/5mBJI0A.jpg


маленькая принцесса, которую, кажется, обожают все; самая популярная девочка на курсе; естественно гриффиндорка, только слишком часто в компании двух слизеринцев; они с детства самые близкие друг другу, каждый секрет, каждая мелочь — всё рассказать, во всём поддержать; вместе с алом переживала его распределение на слизерин, потому что как же так; единственная из всей семьи, которая не осуждает ала за дружбу со скорпиусом; потому что сама же в скорпиуса влюблена; рассказывает про это альбусу однажды летом, а альбус не знает, что делать дальше, потому что тоже влюблён; альбус пытается ненавязчиво свести лили и скорпиуса, но терпит провал; потому что начинает встречаться с ним сам — первый секрет, который он не рассказывает лили и надеется, что она никогда об этом не узнает; но она узнает.


* * *

я не умею в длинные заявки, но я честно постарался объяснить всю суть (и, надеюсь, преуспел, но если нет, я всё расскажу ещё раз). хочу семейную драму, жить без этого не могу. как лили отреагирует на отношения скорпа и ала, потом решим вместе, потому что я ещё не определился. я иногда пишу часто от 1.5к (а иногда падаю в депрессию и не пишу вообще, но последнее время стараюсь до такого не опускаться), с постами не тороплю (но постик хотя бы раз в месяц буду ждать). мы не привязываем тебя к этому недо_треугольнику навечно, ты вольна выбирать другие любовные интересы в таймлайне после этой всей истории. со мной в комплекте идёт скорп, он тоже тебя заиграет. нам нужна минимальная грамотность, активность, инициативность. о, и, пожалуйста, не пропадай без предупреждения, мы такое очень не любим ( в общем, если тебя всё устраивает, всё вау, залетай с постиком, если сойдёмся, то будем обсуждать


пример поста

[indent] натаниэль мог бы злиться на тон своего собеседника, на злые слова, что он говорит, только вот эндрю прав, да и одно то, что тот с ним разговаривает относительно спокойно — уже удивительно. особенно, учитывая то, как, по словам кевина, он обычно относится ко всем, кто не входит в его близкий круг.

[indent] — это не жертва, — натаниэль ведёт плечами, крутя в пальцах тлеющую сигарету и рассматривая, как красиво тянется дым от неё. — нет, это не дозволение. это на случай, если вдруг у тебя есть совесть. хотя не сомневаюсь, что я зря волновался.

[indent] эндрю прав, он звучит жалко, да и мысли его в целом жалкие, только вот ему ничего другого попросту не остаётся, потому что за него всё уже предрешено. только кевин так просто сдаваться не будет, он упёртый, хуже натаниэля, но тут просто нет других вариантов, чтобы пытаться дальше сопротивляться. натаниэль ворон. натаниэль не может быть никем другим, кроме ворона, это было решено ещё много лет назад и никогда не изменится. поэтому натаниэль должен сам дать ему шанс на нормальную жизнь, а не привязанную к гнезду, когда тот уже столько времени должен дышать свободно.

[indent] — я не боюсь ответственности, — в голосе звучит усталость; на плечах натаниэля её столько, что, кажется, скоро он будет под ней погребён. ему бы просто перестать подставлять жана хотя бы, который точно так же попадает под раздачу за каждый проступок натаниэля, только вот дурной характер так просто не спрятать. поэтому натаниэль сейчас здесь, а не в отеле. поэтому жану нужно придумывать новые оправдания, чтобы как-то скрыть правду от хозяина и рико. — я не хочу, чтобы кевин принимал это решение. потому что он его никогда не примет и будет упорно ждать, что что-то поменяется. но всё останется как есть.

[indent] когда-то давно жан говорил ему верить в кевина, что тот что-нибудь обязательно придумает, только натаниэль не может, он не привык мечтать о чём-то столь недостижимом, его желания ограничиваются узким кругом вещей, которые он вполне может получить, если постарается. например, спокойствие. хотя бы немного спокойствия в гнезде, которое он получит, если будет вести себя спокойнее. ему приходится ломать себя, хотя он так пытался этого избежать, потому что так будет лучше. только вот получается далеко не всегда.

[indent] в конце концов, он сейчас здесь.

[indent] — я приехал сюда с тобой и твоими лисами только потому, что иначе ты не дал бы мне кевина, — напоминает натаниэль; голос отдаёт сталью. он привык к тому, как рико с ним обращается, но это не значит, что он позволит психованному миньярду делать то же самое. — мне плевать на рико, но у меня есть хозяин, и он не потерпит того, что я сейчас здесь. и я прекрасно знаю, что меня ждёт в гнезде, когда я вернусь. и кевин тоже знает. но он разрешил мне приехать сюда, значит, надеется, что это не зря. но ему придётся разочароваться.

[indent] натаниэль стряхивает пепел с сигареты и смотрит на тлеющий кончик внимательно, пытаясь выбросить из головы всё лишнее, вроде рико, хозяина, эвермора — всего, что может испортить текущий момент. миньярду в определённой степени везёт. пусть он и играет в команде отбросов, зато волен делать всё — почти всё, — что он только захочет. ему не понять то, что испытывает тот, чью жизнь отдали как собственность кому-то другому, кто теперь может распоряжаться живым человеком так, как только тому захочется. натаниэль выглядит жалко, говорит жалко, только ему плевать. ему важно, чтобы у кевина всё было хорошо, потому что у него получилось вернуть себе свободу, теперь важно её не испортить.

0

4

j.k. rowling wizarding world
{rose weasley}

https://i.imgur.com/1c4F0VY.jpg


твоя дружба с ним позорит всю нашу семью.

роза с самого первого года обучения в хогвартсе пытается втолковать эту простую истину альбусу, только тот её не слышит. у него новый — первый — лучший друг и на мнение уизли ему совершенно плевать.

перестань с ним дружить, альбус, неужели ты не понимаешь?

роза пытается достучаться до него летом, когда скорпиуса нет рядом. кажется, идеальный момент, но альбус снова не слушает. только рычит тихое «не лезь не в своё дело» и закрывает дверь прямо перед носом розы.

этот малфой отвратительный, как альбус может общаться с ним?

роза жалуется своей подружке, сидя в спальне перед сном. альбус и скорпиус снова сидели в большом зале чуть ли не в обнимку, и эта картина вызвала такую жгучую ненависть где-то глубоко в душе, что хотелось вмешаться и всё испортить. только роза воспитанная и не может позволить себе подобной вольности — просто прожигает глазами спину поттера, надеясь, что скоро это всё закончится.

как ты думаешь, скорпиус с кем-то встречается?

роза шепчет тихо-тихо, чтобы никто больше не услышал. скорпиус ей нравится, но она столько времени его ненавидела, что признаться в этом кому-то — даже себе — слишком сложно. но она ловит себя на долгих взглядах на малфоя, которого неизменно сопровождает поттер, и понимает, что злость на альбуса это ревность.

ты отвратителен, альбус.

роза всё видит — их касания, их полуулыбки только для них двоих; они всегда слишком близко друг к другу, и роза понимает, что это не_дружба. она видит, как альбус смотрит на скорпиуса — точно так же, как и она сама смотрит на малфоя. ревность выжигает все внутренности; розе отчаянно хочется, чтобы скорпиус не_чувствовал альбусу того же, потому что тогда у неё хотя бы будет шанс. роза знает, что она лучше, что альбус на её фоне теряется — осталось убедить в этом скорпиуса.

* * *
я не знаю, что это, но оно мне надо. так получилось, что у альбуса слишком поддерживающие сиблинги, а я хочу семейную драму, жить без неё не могу. сразу оговоримся, что у розы со скорпом ничего не выйдет, это даже не треугольник, но поиграть интересное можно (и скорпа мы тоже подтянем). я пишу иногда часто (раз в день), чаще медленно (раз в неделю и реже), от 1.5к, с постами не тороплю, но пост раз в месяц хотя бы мне будет нужен, чтобы не перегореть. мы не привязываем тебя к этому треугольнику навечно, мы (я, скорп за компанию) хотим отыграть эту историю, а потом делай, что хочешь. могу выгулять тебя во флуд, могу обеспечить внефорумное общение (но навязываться не буду), короче, всё, что пожелаешь. ты, главное, приходи, залетай сразу с постом, а дальше будем смотреть. мне нужны грамотность, третье лицо и активность с инициативностью. и не пропадай без предупреждения, всегда можно объясниться словами через рот, если игра не зашла/что-то случилось. а то я буду грустить. а я грустить не люблю


пример поста

[indent] натаниэль мог бы злиться на тон своего собеседника, на злые слова, что он говорит, только вот эндрю прав, да и одно то, что тот с ним разговаривает относительно спокойно — уже удивительно. особенно, учитывая то, как, по словам кевина, он обычно относится ко всем, кто не входит в его близкий круг.

[indent] — это не жертва, — натаниэль ведёт плечами, крутя в пальцах тлеющую сигарету и рассматривая, как красиво тянется дым от неё. — нет, это не дозволение. это на случай, если вдруг у тебя есть совесть. хотя не сомневаюсь, что я зря волновался.

[indent] эндрю прав, он звучит жалко, да и мысли его в целом жалкие, только вот ему ничего другого попросту не остаётся, потому что за него всё уже предрешено. только кевин так просто сдаваться не будет, он упёртый, хуже натаниэля, но тут просто нет других вариантов, чтобы пытаться дальше сопротивляться. натаниэль ворон. натаниэль не может быть никем другим, кроме ворона, это было решено ещё много лет назад и никогда не изменится. поэтому натаниэль должен сам дать ему шанс на нормальную жизнь, а не привязанную к гнезду, когда тот уже столько времени должен дышать свободно.

[indent] — я не боюсь ответственности, — в голосе звучит усталость; на плечах натаниэля её столько, что, кажется, скоро он будет под ней погребён. ему бы просто перестать подставлять жана хотя бы, который точно так же попадает под раздачу за каждый проступок натаниэля, только вот дурной характер так просто не спрятать. поэтому натаниэль сейчас здесь, а не в отеле. поэтому жану нужно придумывать новые оправдания, чтобы как-то скрыть правду от хозяина и рико. — я не хочу, чтобы кевин принимал это решение. потому что он его никогда не примет и будет упорно ждать, что что-то поменяется. но всё останется как есть.

[indent] когда-то давно жан говорил ему верить в кевина, что тот что-нибудь обязательно придумает, только натаниэль не может, он не привык мечтать о чём-то столь недостижимом, его желания ограничиваются узким кругом вещей, которые он вполне может получить, если постарается. например, спокойствие. хотя бы немного спокойствия в гнезде, которое он получит, если будет вести себя спокойнее. ему приходится ломать себя, хотя он так пытался этого избежать, потому что так будет лучше. только вот получается далеко не всегда.

[indent] в конце концов, он сейчас здесь.

[indent] — я приехал сюда с тобой и твоими лисами только потому, что иначе ты не дал бы мне кевина, — напоминает натаниэль; голос отдаёт сталью. он привык к тому, как рико с ним обращается, но это не значит, что он позволит психованному миньярду делать то же самое. — мне плевать на рико, но у меня есть хозяин, и он не потерпит того, что я сейчас здесь. и я прекрасно знаю, что меня ждёт в гнезде, когда я вернусь. и кевин тоже знает. но он разрешил мне приехать сюда, значит, надеется, что это не зря. но ему придётся разочароваться.

[indent] натаниэль стряхивает пепел с сигареты и смотрит на тлеющий кончик внимательно, пытаясь выбросить из головы всё лишнее, вроде рико, хозяина, эвермора — всего, что может испортить текущий момент. миньярду в определённой степени везёт. пусть он и играет в команде отбросов, зато волен делать всё — почти всё, — что он только захочет. ему не понять то, что испытывает тот, чью жизнь отдали как собственность кому-то другому, кто теперь может распоряжаться живым человеком так, как только тому захочется. натаниэль выглядит жалко, говорит жалко, только ему плевать. ему важно, чтобы у кевина всё было хорошо, потому что у него получилось вернуть себе свободу, теперь важно её не испортить.

0

5

j.k. rowling wizarding world
{pansy parkinson}

https://64.media.tumblr.com/6265f200ce4486d19a94b57e0ae4dbef/12452ea9f4b4157c-09/s400x600/c68fb6c5dff77d8c226a7859665a0a288b5f3017.gif https://64.media.tumblr.com/7325fe6141db2695355a376b3249c997/12452ea9f4b4157c-3a/s400x600/a1ff51a7d0f53b3e80f2b1cd1bd0f21ac2b30cfa.gif
ella purnell


Панси так же сломана войной, как и Гермиона. Они были детьми, и если Грейнджер заставляло сражаться чувство самосохранения, ведь либо ты, либо тебя, то Панси стояла на битве за Хогвартс ровно по настоянию отца. Панси, как старосту, заставляли пытать младших. И пусть она не любила грязнокровок, но она до сих пор помнит эти крики, от которых просыпается чуть ли не каждую ночь. Панси делала все это тоже из чувства самосохранения, ведь не хотела, чтобы пытали ее. Она не идет на последний курс, просто сдает жаба и решает отдохнуть в Европе у родителей матери. Гермиона же сдает жаба и сбегает, никому не сообщив куда. Эгоистично? Да, но она отдала всю себя, а теперь ее час зализывать раны. Они встречаются в волшебном Париже, сидя за соседними столиками, дальше бутылка вина, ее съёмная квартира с видом на эйфелевую башню и ночь, которая помогла забыться. Непонятно как, но в друг друге они нашли спасение.

* * *

неожиданная привязанность
внешность можем обсудить :3
играю 2-3к с заглавными и птичкой, читаю все, ритм от поста в неделю с:
общий сюжет пока в разработке, поэтому идеи исходя из победы гарри и пост-канона


пример поста

Стерджис понимает, что вся эта ситуация настолько комична и настолько неудобна, что просто крах. Возможно он плохо молился Мерлину и Моргане, чтобы не случалось таких казусов. Он делает небольшой вдох и поудобнее устраивает сына на руках. Ему выпад Марлин в защиту сестры весьма понятен, он так же реагирует в сторону своей сестры или сына. Брат обычно выбирал самому отстаивать свои границы.
- Да, они знакомы, мы ведь не первый раз на свидание ходили, - о том, что она знала вероятно и его покойную жену он пока решил умолчать. Все же воспоминания о ней все еще не давали Стерджису дышать свободно. Если бы Розамунд была жива, то эта встреча не принесла бы ему такой неловкости. Все же рядом с женой он не вспоминал Марлен. А теперь одиночество и боль снова напоминали о первой любви.

Подмор с улыбкой наблюдает, как Маккинон совершенно не трогая палочку растрепывает волосы Рафаэля. Тот счастливо смеется. Он всегда такой, пока не вспоминает маму. Он за ней так же сильно скучает, как и сам Стерджис. Подмор пытается сделать все возможное, чтобы отсутствие одного родителя никак не сказалось на сыне. Однако, понимает ведь, что не всесильный.
- Пап, это тот африканский Хогвартс, о котором мы читали в энциклопедии? Стерджис кивает сыну, - Да, он самый, там колдуют без волшебных палочек. Вопрос Марлен о жене чуток сбивает с толку. Однако он благодарен, что она не задала его прямым текстом. Рафаэлю все еще очень сложно, когда кто-то об этом у него спрашивает. Стерджис лишь бросает взгляд к небу и одними губами произносит "мертва". Похоже это разворачивает разговор в не слишком комфортный ритм.

Когда Марлин скрывается в магазине сладостей, Стерджис опускает сына на землю и поправляет его одежду и миниатюрную мантию. Он так быстро рос, что казалось Стерджис не успеет и глазом моргнуть, как Рафаэль уже будет выпускаться из Хогвартса. Стерджис поднимается как раз тогда, когда девушка снова появляется рядом.
- Раф, что нужно сказать? Стерджис проводит воспитательный момент, так сказать не отходя от кассы. - Пафибо, - ребенок говорит уже сжирая первое пирожное. - Ежь потихоньку, - парень оборачивается к Марлин, правой рукой держит за руку сына. - Спасибо, да мы гуляем. Я пытаюсь на выходные больше времени проводить с ним, сейчас отпускной сезон в портальном отделении без продыху, всем что-то нужно. Да вот так сложилось, - он отвечает слегка меланхолично, на секунду окунаясь в воспоминания. - А ты сама домой? Мы можем тебя проводить, если хочешь.

- Да, нельзя гулять одной! Это небезопасно, мы проводим, - энтузиазму Рафаэля мог бы позавидовать каждый.

0

6

j.k. rowling wizarding world
{blaise zabini}

https://forumupload.ru/uploads/0011/64/e4/2/309284.gif https://forumupload.ru/uploads/0011/64/e4/2/602779.gif


и этими губами ты целуешь родителей, браун. я слишком отчетливо слышу насмешку в голосе, даже если бы фраза не подразумевала этого в открытую - я могла бы даже неловко покраснеть за то, что срывается с моего языка[за последие годы в моем лексиконе стало слишком много крепких выражений, что раньше были для меня показателем дурного тона], стоит взглянуть на того, кого ждала вот уже полчаса в небольшом кафе косого переулка [я думала только девушкам свойственно опаздывать, забини].

парвати была права -  слишком привлекательная вакансия для такого гиблого района как лютный [все еще не могу понять, почему его просто не сровняли с землей после девяносто восьмого года], но в тот момент я готова была схватиться даже за призрачную надежду вырваться из этого адского круга постоянных мелких подработок, чтобы свести концы с концами.

победа над темным лордом и правильная сторона не гарантировали лучших условий для таких как я. в конце концов никто не обещал изменений в законодательстве[если это не касалось ущемлений прав чистокровных] - кого волновала проблема горстки оборотней, которые не хотели становиться ни цирковым зверьем, ни подопытными в отделе тайн. в мутном отражении старого зеркала в маленькой ванной комнате на четыре коморки, что владелец  называл жилыми помещениями все чаще я видела усталый образ профессора люпина наложенный на свои собственные черты.

у меня сложилось впечатление, что тебе очень нужна эта работа [конечно, ты не мог не отметить пять отправленных просьб о собеседовании. пожалуй, я была слишком настойчива, как и говорила парвати, что все еще не понимала, почему я не хочу работать в ее лавочке прорицаний]. знала бы кто владелец, не отправила и одного - срывается с языка, а самой хочется скривиться, словно съела горсть лимонных долек - отвратительно.

да, ладно тебе, браун, я готов идти на мировую. в конце концов хорошие знакомые должны помогать друг другу. а я совершенно точно могу сказать, что не помню, когда мы стали этими самыми хорошими знакомыми и то, что я очень быстро пожалею о пожатой тебе руке. отблески камина в твоих темных глазах наводят на мысль, - сделка была заключена с дьяволом, хотя, таким как мы совершенно и не свойственна набожность.

ты совершенно не идиот забини, как бы мне не хотелось обратного, быстро высчитываешь, почему мои единственные выходные приходятся аккурат на период полнолуния - волнует ли это тебя?

да, ладно тебе браун, пока ты не кидаешься на посетителей - можешь здесь работать.
нахрена заявился ко мне в полнолуние, жить совсем надоело? полно тебе браун, ты даже мохнатая - милая.

тех, кто знает, можно пересчитать по пальцам одной руки, в этот короткий список даже не входят мои собственные родители, мне совершенно не хочется быть зависимой от твоего знания - что-то успокаивающе мерцает в твоих темных глазах, там на дне, за издевательскими смешинками, что заставляют каждый раз выходить из себя с разгоном в сотую от секунды. порой я все еще убеждаю себя, что это черти зажигают свет в потемках.

я не подпишу увольнительную, можешь не стараться, надо было внимательней читать договор. чтобы услышать за спиной ворчливое, - чтобы ты ядом подавился, слизеринец проклятый.

это так по гриффиндорски, если честно, продолжать мерять окружающих людей по нашивкам на школьной мантии.

немного о хэдах

никто не делал из этого тайны, там где воспитанием сына занималась исключительно леди забини. толку от многочисленных ухажеров и нескольких покойных мужей в воспитании юного мага не было. была ли мать интегрирована в британское общество или предпочитала держаться от него подальше, в более свободной магической европе, никогда не было ясно. но мальчик никогда не казался обделенным ее вниманием. казалось, что во всей смуте второй магической войны, женщина не только умудрилась не быть затянутой сама, но и не втянуть в это сына. в моем представлении, леди если и была вовлечена во все это, то только в период первой магической - чем не красивая ситуация, что после смерти очередного мужа, она вполне удачно просчитала, что вся эта кампания не выгорит. забини классический  гаденышь слизеринец с преобладанием хитрости, где вражда между факультетами может быть совершенно не продуктивна для его целей. так что никаких мерзких поступков в открытую, для этого у вас в школьные годы был малфой - чего только стоило его: мой отец обо всем узнает [уточнишь потом у него насколько он изменился]. что делал после битвы за хог - решать тебе. в данный период времени владеет бизнесом в косом, а заодно и в лютном [возможно через третих лиц, зачем лишний раз привлекать внимание министерства]. будет ли это лавка с зелями, бар типа виверны или что-то еще, чем так удачно приторговывать из-под подпола - твой выбор. последний твой сотрудник скончался при странных обстоятельствах - скажи мне, забини, может мне внимательней надо было читать договор? допускаю в развитие любой образ забини от типичного слизеринца, немного благородного, хитрого и изворотливого, держащегося за костяк своего курса, так и довольно дарковый образ, к которому давно привыкли свои // серьезно, ты закопал останки прошлого сотрудника во дворе у черного входа? что с тобой, блять, не так?


* * *

еще скажи мне, что я не была предсказуема. хотя, не так  - поговори мне еще тут, забини. все, что касается отношений на слизерине - на твоей совести, кому как не тебе это знать [но я могу помочь развить, если что] все, что касается взаимоотношений с матушкой - твои хэды, но я буду любить эту женщину больше чем тебя, так и знай. леди забини была роковухой еще до того момента когда это стало модно. хочу пощупать эти сомнительные взаимоотношения, где не в моей ситуации воротить нос от протянутой руки помощи, даже если тянет бывший слизеринец, до странных танцев вокруг отношений [ответь мне, забини, будут ли считаться отношения с оборотнем зоофилией?] пишу под вдохновение медленно/быстро, от 3к, лапслок, выделение прямой речи. от тебя прошу пост в лс, чтобы понять насколько сыграемся и темп хотя бы парочку в месяц, все же хочется поиграть. могу во внефорумное общение в пределах разумного, могу строго по хэдам и идеям, но в любом из случаев здорово, если будет дополнительная связь [мне нужно кидать куда-то все красивое, что найду]. внешность не уступлю, не только потому что я внезапная жертва неимоверного количества шортсов в ленте с этими ребятками, но и потому что в моем представлении забини больше южанин - итальянец, испанец - растегнутые рубашки, высокие значения по фаренгейту, бокалы вина чаще чем старый добрый оден, а не темнокожий парень. сорри нот сорри. залетай, расшевели это болото, мы тут тихонечко все захватываем [но пока без общего сюжета]. без тебя вообще никак.


пример поста

глупая. глупая. глупая.

     лаванда браун — такая глупая. ей кажется об этом шепчутся все, даже отвратительно хихикающие ведьмы на картине четвертого этажа, стоит только ей пройти мимо, что уж говорить о студентах в гостиной факультета/большом зале, которые поглядывают на девушку с жалостью, спасибо, что пальцем не показывают. статус бывшей девушки рона уизли ей не нравится, еще больше ей не нравится из-за кого он приобретен.

     лаванда браун жалость ненавидит, сплевывает с водой в туалете женском, пока умывается. под заливистый смех плаксы миртл волосы свои пшеничные поправляет, а эту дрянь довести до смеха ой как сложно, руки чешутся пустить в ход жалящее, чтобы стереть с этого призрачного лица усмешку. ты такая жалкая, жалкая лаванда браун, вот уже и на призраках срываешься.

     она голову в плечи втягивает, словно хочет слиться с кладкой серой, каменной — проблематично там, где розовый бант на волосах видно с другого конца большого зала; убежать, словно в чем-то есть ее вина. в конце концов лаванда же не виновата, что рональд уизли такой глупый, раз расстался с ней — так говорит парвати, гладя ее по предплечью. пока они сидят в кабинете прорицаний средь хрустальных шаров и душного чада из благовоний, в котором так легко прятать привкус химозной ванили дешевых маггловских сигарет, попивая чай с малиной, чтобы потом перевернуть чаинки на щербатое блюдце.

     лаванда кривит губы, умалчивает о том, что не в произнесенном имени, в полубреду больничного крыла дело; она может и блондинка, но не круглая идиотка, да и рон уизли не умеет скрывать свои эмоции — лаванда считает, сколько раз ей приходилось закрывать глаза на упоминание грейнджер, пытаться отделаться от чувства, что их трое в этих отношениях, в этот год — сбивается; это оказывается сложнее чем эти блядские карты ночного неба, по астрономии.

     лаванда не справляется, понимает, когда встречает обеспокоенный взгляд карих глаз сестер патил и откидывает за спину светлые волосы — вилку погнутую оставляет на предательски ровной поверхности стола; смотрит, как из зала удаляется, вновь собравшееся трио. в конце концов, что есть лаванда браун, за милыми кофточками в рюшу и коллекцией ободков, чарами косметическими, такими о которых даже грейнджер не знает? сложно поверить, но факт. а уж владеет она ими многим лучше чем поттер этим кровавым экспелиармусом.

     лаванда жмет плечами, на тихое — оно и к лучшему, тебе нужен кто-то интереснее, чем этот уизли. фамилия рыжего больше не вызывает трепета и восторга, только сводящие скулы и готова поспорить, скрежет зубов, что слышат все вокруге. парвати патил права — лаванде браун не нужен какой-то там рональд уизли, только сильнее жалости она терпеть не может быть в дураках.

     она стену напротив подпирает, каменная кладка впивается в лопатки, прислонись сильнее, — будет больно. отрезвляюще. палочку в руках вертит, в полутьме глазами светлыми сверкая, все еще помнит в недовольстве поджатые губы подруги — это уже не смешно, лав. это похоже на помешательство.

     лаванда усмехается, губы потрескавшиеся тянет в улыбке, на брошенное в ответ от паркинсон — а у тебя? — совершенно точно знает, что нихрена этой слизеринке не интересно, как там у нее; в розовом мирке отдающим сладковатым ладаном кабинета прорицаний, да горечью табака с запахом все той же химозной ванили. потому что та видит, пожалуй, больше за  потрескавшимся фасадом идеального образа, да уложенной копны светлых волос. видит и молчит, — потому что нахер оно надо, лезть в это дремучее болото. вот, поэтому, со слизеринцами всегда было проще иметь дело.

     лаванда жмет плечами; между строк повисает — бывало и лучше, вот только в ответ ничеготне значащие — все отлично — херня. ложь такая откровенная, что даже в своем горле комом склизским застряет.

     она взгляд свой светлый на панси поднимает, языком по губам проходясь. — нужна услуга, паркинсон. окажешь?

     между ними повисает невысказанное, что слухами, кои вообще-то стезя самой браун, ползет по коридорам хогвартса, словно привидение, коих полным полно в старом замке — сможешь любое зелье.

     на самом деле лаванда согласна даже на какое-нибудь проклятие из закрамов библиотек этих многочисленных чистокровных снобов, коими являются папашки большинства местных студентов, но согласна и на жидкую любовь.

     ей, собственно, нахрен бы не нужен рональд биллиус уизли — верит с трудом не только верная парвати, но и собственное отражение. только лаванду браун просто так не бросают. не ради заучки грейнджер.

0

7

j.k. rowling wizarding world
{severus snape}

https://imageup.ru/img195/4844645/504c99dd17dfc7fbe427d7d5d2a95887-1.jpg https://imageup.ru/img152/4844646/c8b87f201f2132c078e1d16751569a58-1.jpg https://i.postimg.cc/PJx1J2WC/5b9e4f69b8eb45b0a4df505124c4e220-1.jpg


Тебе восемь. Ты знаешь гораздо больше, чем я – гораздо больше, возможно, чем в принципе все люди, которые живут в нашем небольшом городке. С одним лишь примечанием – ты знаешь то, о чем другим, обычным людям, знать не положено.
Ты восхищаешь меня. Ты – та нить, которая связывает меня с миром, который пока кажется мне нереальным, выдуманным, и до того самого письма, до того, как Минерва МакГонагалл возникла на пороге моей семьи – я все еще сомневалась, порою думая, что ты выдумал этот волшебный замок, этих нереальных могущественных колдунов и магов лишь для того, чтобы самому убежать в эту фантазию от домашних проблем.

Ты первый, кто увлек меня в ту часть жизни, о которой я ничего не знала. И я всегда буду относиться к тебе с благодарностью и даже легким благоговением, словно ученик, который боится дышать рядом с мудрым учителем.

Ты не любишь Тунью и открыто презираешь ее – а мне ее жаль, и ее мучительная зависть разбивает мне сердце. Мне хочется, чтобы она могла разделить со мной этот удивительный мир, но ты говоришь, что ей этого не суждено. Ты – словно бог, Иисус, которому ежедневно молится моя мать. Она тоже говорит, что Иисус лучше знает, кому что уготовано в этой жизни.

Тебе одиннадцать. Ты раскрываешься – в знаниях, не в дружбе с другими, не в студенческих буднях. Ты заносчив, временами высокомерен, но я не вижу этого – я вижу только твою раненую родителями душу, которая наконец-то смогла развернуться вширь. Ты печалишься, что я не попала в Слизерин вместе с тобой – и пока мне кажется, что ты просто не привык быть без меня, без своего тайного, единственного друга, с которым ты так много погружался в этот волшебный мир. Я ослеплена твоими умениями, оглушена детской связью, которая все еще так крепка.

Ты не любишь гриффиндорцев, но для тебя совершенно неважно, какой на мне галстук. Тебя задевает Поттер – мелкий заносчивый мальчишка, толкающийся в коридорах, как упрямый ослик.

Тебе четырнадцать. Я начинаю замечать, что в тебе что-то не так, но я все еще тону в вере о том, что ты – хороший, просто… никем не понятый. И я хочу тебя понять, я стремлюсь к тебе душой. Мне нравятся зелья – похожи на химию в магловской школе, знаешь? Ты говоришь, что совсем не похожи и улыбаешься. Ты редко улыбаешься, кстати. Тебе тоже нравятся зелья, но чуть меньше – тебя почему-то тянет в изучение темной магии, которая временами меня пугает. Особенно тот рассказ про ведьму из Албании, которая прокляла всех своих родственников так, что те случайным образом попадали в пожары каждый год, пока все не умерли. Страшно подумать, что люди могут так ненавидеть, знаешь?

Ты пренебрежительно высказываешься о грязнокровках и ловишь мой пораженный взгляд, и тут же говоришь, что это – не обо мне. Что во мне столько волшебства, что просто так случайно сложилось, что мне пришлось родиться в семье маглов. Что я – другая.
Ты выглядишь испуганным, когда я спрашиваю тебя, важно ли то, что я – грязнокровка? Важно ли это для тебя? Ты не произносишь этого слова и единственный раз касаешься моей руки. Но я слишком очарована спокойствием, которое ты подарил моей душе, когда сказал, что для тебя это совершенно неважно.

Ты что-то скрываешь, и мне кажется, что это – что-то большее, чем просто то, что теперь ты боишься отдернуть левый рукав своей мантии. Но я боюсь тебя ранить.

А ты…

* * *

дополнительная информация

Мне нужен Северус, который понимает всю безнадежную горечь любви к Лили Эванс. Между нами никогда ничего не будет, но тем интереснее - легкие касания, которые дарят оглушающую бурю эмоций и зубодробительную боль в сердце - для Северуса. И этот бесконечный поиск ответа на вопрос: как к тебе относится Лили Эванс? Есть ли шанс?..

В альте можем повернуть историю в другое русло, кстати.

Я играю постами от 4к+, без птицы-тройки, и разрываюсь между Поттером и Блэком. Мы так запутались, мне нужен тот, кто будет беззаветно любить меня. Просто так.

Я ок с тем, чтобы у Северуса была "пара" или какое-то увлечение, лишь бы он не забывал, кто выжигает ему сердце лишь одним взглядом. Внешность - любая, но близко к каноничному книжному описанию. В картинке к посту Gabriel Marques.
Если есть хэдканоны/пожелания/незакрытые гештальты - готова обсуждать в ЛС.

Приходи в наш многоугольник угоститься стеклом.


пример поста

– Северус!
У Лили большие глаза, как у затравленной на охоте лани; она бежит через все поле к пруду, и ее острые коленки рассекают все еще высокие после щедрого на солнечные лучи лета луговые травы. Юбка треплется на ветру от быстрого бега, и ее форменные складки играют с ним, как со старым знакомым.
Северус, завидев Лили, наскоро поднимается, опираясь на ствол старого вяза, растущего над самой водой. Он прячет лицо в сальных волосах и закрывает правый глаз ладонью, но на его бледном лице любой синяк расцветает ярче, чем цветы в оранжерее мадам Стебль.
– Что с тобой?
Лили подлетает к нему и не замечает, как он вытягивается в струну, стараясь быть рядом с ней выше, значительнее, заметнее что ли – она смотрит только на его лицо, пальцами отодвигая темные волосы, будто тину и ряску с глади пруда.
– Это он? – ее щеки начинают полыхать ярким огнем, и если бы Лили не была так занята гневом, то она наверняка бы заметила, с каким подобострастным восхищением задерживает дыхание Северус, когда она касается его волос подушечками пальцев. Ему хочется, чтобы в этом синяке она видела лишь его – его самого, а не того, кто послужил его появлению. В конце концов, думает Северус, это даже неважно, и если это привлекает внимание Лили, он готов сам провоцировать Поттера и его дружков, лишь бы она все также касалась его лица, как сейчас.
– Всего лишь синяк, – бросает он и хочет закрыть глаз волосами снова, но слишком боится случайно дотронуться до нее; его сердце колотится так бешено, что дергается кадык. Боль от удара по лицу – унизительного, мерзкого – кажется ему такой несущественной платой за ее близость. Но Лили кипит и бурлит, как котел, который, по недосмотру и глупости, перегрел какой-нибудь недалекий и неумелый зельевар.
– Я… Как он… Почему?!. – впрочем, ее не слишком интересует ответ на этот вопрос; она, щурясь, всматривается за спину Северуса, который хочет дернуть ее за плечи и закричать, что он, он здесь, и ей не нужно смотреть на того, кто стал причиной его внеочередной травмы.
– Лили, я правда в порядке, – он делает вялую попытку, раздираемый досадой и ревностью. Северус даже открывает рот, чтобы от раздираемой ярости сердца крикнуть ей прямо в лицо, что на самом деле, как он думает, ей совершенно неинтересно его самочувствие, его боль, его пережитое унижение – она всего лишь использует это как предлог, чтобы вновь оказаться ближе к нему. К нему! К Поттеру, к этому плебею, грязному выскочке и недоучке, который волочится за каждой легкодоступной юбкой Хогвартса. Но страх потерять ее – ее легкие касания, ее расположение, ее беспокойство – слишком силен, чтобы он мог позволить дать волю своим чувствам.
– Ничего ты не в порядке, – она все еще ищет кого-то за его спиной, но не находит и снова смотрит на него, – Северус счастлив и едва не улыбается во весь рот, но вовремя тормозит себя. – Пойдем к мадам Помфри, – Лили берет его за руку. – Пойдем, тебе нужен компресс из бадьяна, – бормочет она, перешагивая через сухой корень вяза, торчащий изгибом из земли, и он молча восхищается ее познаниями в целебных зельях, и хотя примочка из бадьяна на правом глазу вряд ли добавит ему мужественности в глубоких зеленых глазах Лили Эванс, Северус рад, что сейчас она ушла с ним, и гонит от себя мысли о том, что будет потом, там, в гостиной Гриффиндора, куда ему, увы, закрыт путь.

– Что произошло? – спрашивает Лили, сидя на кушетке больничного крыла, пока Северус держит у правого глаза большой кусок ваты, щедро смоченный в разведенной настойке бадьяна, и щурится, стараясь, чтобы из здорового глаза не вытекали слезы – процесс лечения бадьяном действенный, но весьма болезненный. Он чуть слышно шипит и кусает губы.
Из-за слезящегося левого глазного яблока Северус почти не может разобрать ее очертаний.
Поттер считает, что между нами что-то есть – вот так звучит правда, Снейп отчетливо слышал эту причину от Поттера, по милости которого сейчас вынужден проводить такой редкий солнечный осенний день в замке, прежде чем получил удар кулаком в лицо (вот так по-магловски дико и унизительно!). Но он боится озвучить это Лили. Боится, что даже полуслепо прочтет в ее ответном взгляде насмешку и недоумение – как подтверждение тому, что между ними в действительности ничего нет. Боится, что она объявит об этом Поттеру, и теперь того ничто не будет сдерживать – он будет думать, что Эванс может принадлежать только ему.
Он и сейчас так почему-то думает, но Северус никогда не был оптимистично настроен по поводу умственных способностей Поттера, так что…

...Лили сидит на кушетке, скрестив руки на груди, отчего галстук замялся и поник на рубашке.
Ей кажется, что она почти ухватила нить, из-за которой Поттер все время задирает Северуса, но она, эта нить, кажется ей слишком тонкой, нереалистичной. Северус никогда не пытался стать к ней ближе. Она никогда не думала, что между ними может быть что-то, помимо дружбы и учебника по зельеварению. А еще, вроде бы, Натали говорила, что у Северуса роман с сестрой Амикуса; он противный такой, похож на ястреба, и Лили бы с удовольствием прогуливала бы трансфигурацию, на которую Гриффиндор и Слизерин ходят вместе, лишь бы не слышать его язв и оскорблений.

Лили думает, что это всего лишь в отместку за Амикуса и его безобразный рот. Просто Северус –  еще одна легкая мишень. Просто месть за то, что Поттеру показалось, будто бы Северус улыбнулся – а Лили точно знала, он не мог! – когда Амикус назвал ее, Лили Эванс, грязнокровой падалью на прошлой лекции в четверг.
О драке Кэрроу и Поттера у Хогсмида в субботу днем разве что “Пророк” не дал первую полосу, с досадой думает Лили.
Тогда она позволила себе слишком неосторожный шаг, оценка которому теперь напрашивалась сама собой, пока в нос бил кислый запах бадьянной настойки.
Она позволила себе поцеловать Поттера. На эмоциях, пораженная его самоотверженностью, пока он сидел в гостиной Гриффиндора, дожидаясь профессора МакГонагалл и ее отповеди.
Поттер ничего не боялся – ни скучных отработок, ни розог, ни даже угроз Филча о том, что он когда-нибудь подвесит Джеймса в подземелье за щиколотки на всю ночь и запустит туда летучих мышей. Это не могло не удивлять. Это не могло не привлекать.
Она позволила себе быть восхищенной и благодарной всего раз – это мимолетное мгновение между твердыми шагами Минервы МакГонагалл и любопытствующими взглядами других студентов, которые уже спешили в гостиную, – и прикоснулась к Поттеру губами. Самый первый поцелуй вышел таким нежным и бережным; Поттер дотронулся до ее лица и волос так невесомо и легко, и это так контрастировало с его грубостью и жестокостью. И это не могло не поражать. Это не могло не… привлекать, да.
Поттер конечно же воспользовался моментом, и даже пригласил ее на свидание уже после того, как получил выговор от МакГонагалл, которое, впрочем, пришлось отложить – пока на его посещения Хогсмида наложен запрет. Хотя Лили ответила согласием, и всю ночь воскресенья они целовались в гостиной Гриффиндора перед тлеющим камином, когда Поттер ввалился туда, весь провонявший навозом и флоббер-червями – ему назначили отработки у Сильвануса Кеттелберна, который, после недавней стычки с огненным крабом, чуть не лишился нескольких пальцев на правой руке.

– Лили, – позвал Северус. Он уже стащил с себя примочку с бадьяном и под его правым глазом осталась лишь небольшая ссадина. – Что-то не так?
– Нет, – Эванс тряхнула копной рыжих волос и поморщилась. – Просто задумалась.
– О чем ты написала в эссе по трансфигурации, кстати? – попробовал сменить тему Северус. – Бисер или жемчуг?
– О, – только и произнесла Лили. Вместо эссе о способах трансфигурирования мелких предметов она обнимала Поттера на диване гостиной Гриффиндора. Джеймс выцеловывал дорожку на внутренней стороне ее руки, от него пахло землей, травой, гнилью и грязью – губы были нежными и шершавыми, теплыми, трепетно касались выступающих синеватых вен.
– Тебе нужна помощь? – участливо спросил Северус, нахмурившись. Еще никогда Лили не затягивала с домашним заданием. Еще никогда ему не удавалось предложить ей свои услуги “репетитора”.
– Я совсем про него забыла, – поникла Эванс. – Слушай, Сев, я пойду, – она бегло коснулась его горячей ладонью, а он пропустил вдох. – Давай встретимся вечером в библиотек… Хотя, постой, – она вдруг окинула его внимательным взглядом, – тебе наверное будет больно чита…
– Нет, я приду, – поспешно перебил ее Северус и даже попытался встать, но в этот момент тяжелые двери распахнулись и внутрь вошла мадам Помфри, тут же вскинув руки:
– Мистер Снейп, ну будьте же благоразумны! Кто разрешил вам снимать повязку? Разве вы не знаете, что экстракт бадьяна воздействует на глубинные повреждения только спустя полчаса? А профессор Слизнорт давеча говорил, будто бы вы делаете значимые успехи в целебных травах, – проворчала она, и Снейп покраснел, поспешно прислонив вату к лицу.
– Я приду, – повторил он, снова теряя силуэт Лили из-за жгучей боли, вызывающей слезы.
– Встретимся вечером, – Лили подарила ему слабую улыбку и вышла в холл.

Что ж, наверное она сорвала первый приз за самые короткие отношения в Хогвартсе — начавшиеся в ночь субботы, и закончившиеся в середине дня вторника.

Джеймс, Питер, Римус и Сириус забавлялись в большом зале, запуская заколдованных лягушек из бумаги в сторону стола пуффендуйцев – ладно, стоит признать, что забавлялись лишь трое, а Римус читал учебник по Защите от темных искусств, лишь иногда бросая на Джеймса и Сириуса укоризненный взгляд, когда зачарованные лягушки норовили залезть под юбку нескольким пуффендуйкам, чем вызывали тонкий высокий визг с одной стороны и одобрительное улюлюканье – с другой.
– Ты! – громко окликнула Джеймса Лили и двинулась в его сторону. – Я знаю, что ты сделал!
Римус вздохнул и закрыл книгу, поспешно убирая ее в сумку.
– Думаю, нам стоит уйти, – осторожно сказал он, глядя на то, как приближается к ним Лили.
– А мы не можем остаться на представление? – наигранно робко поинтересовался Петтигрю, начав, однако, подниматься с лавки. – Я лягушку забыл, подожди, – и он сделал исподтишка взмах волшебной палочкой, так, чтобы чары, приманивающие обратно его “игрушку” задрали юбку одной из студенток Пуффендуя особенно неприлично.

0

8

romance club
{cain}

https://i.ibb.co/VghJ8T7/111.webp https://i.ibb.co/zmCXwYs/444.webp https://i.ibb.co/cyhRK81/333.webp https://i.ibb.co/6XNZ4fN/555.webp


ты – очередное белое пятно в моей наскоро стертой истории. красивый, загадочный, избегающий любых близких контактов, ты просто не мог не привлечь внимания потерянной девочки, злого, недоверчивого волчонка, который и мысли не допустит, чтобы его погладили.

нам есть о чем поговорить, ты долго отмахиваешься от меня, как от назойливой мухи, но все равно сдаешься и помогаешь расшифровать книгу апокалипсиса. мне бы знать почему. мне бы быть уверенной в том, что есть хоть кто-то, кто мог бы позаботиться обо мне без корысти. ты ведь ангел, каин? говорят, вы разве что не святые.

я бы посмеялась, вместе с тобой, если бы не разучилась даже улыбаться. но мне нравится проводить время в твоем обществе, кстати, вовсе не потому что твоя аура – особенная, ты наверняка устал от этого, от показного влечения или бестолковых попыток подружиться.  я желаю видеть тебя насквозь, слушать твой голос, любоваться краем глаза в расчете, что ты не заметишь. сыграй для меня. прикоснись ледяными пальцами к клавишам, моему сердцу и телу, согрей меня, не дай усомниться, что я еще способна чувствовать. может быть, ты и не ощущаешь здешнего холода, но я - постоянно. ротков заморозил меня до неузнаваемости.

* * *

заявка в пару. с постами не тороплю, люблю нахэдить всякого в тлг, для меня, пожалуй, внефорумное общение достаточно важно, но навязывать себя не буду, главное, заинтересованность в игре и в персонажах. пишу посты от 4к и до бесконечности, люблю погрызть стекла и как следует пострадать, играю все рейтинги, могу с заглавными, могу лапсом, только не очень люблю тройку, но и это все ерунда и обсуждаемо. в общем, мне не хочется много распинаться, я прекрасна, ты прекрасен, что еще надо-то, ну?


пример поста

Когда Ноллан, удивительно не слетевший с катушек, а, напротив, до дьявола спокойный, плавно разворачивается к ней и как бы ненароком спрашивает: «Может, мне вернуть тебя обратно?», та рука Вайолет, которая все еще цепко держится за спинку кресла, впивается в обивку до побелевших костяшек. Ей хочется послать его еще дальше, чем он посылает ее, хочется наорать ему в лицо, что он не смеет разговаривать с ней в таком тоне и так реагировать на ее мимолетную увлеченность. Только противный, певучий голосок, тоненький и почти детский, стучит по темечку: почему бы и нет, Ви? Почему бы ему и впрямь не отправить тебя нахуй? Кажется, ты чертовски этого заслужила.
Она переводит взгляд с одного нахмуренного глаза на другой, задерживается на переносице, губах, и понимает, что хочет оставить заданные им вопросы риторическими. Открывает рот, словно рыба, выброшенная на берег, и вдруг отворачивается, как если бы увидела за окном летящего окуня.
Честно говоря, она думала, он ее убьет. Оторвет ей башку за то, что на такой высокой скорости истерично схватилась за руль, однако, его выдержке и впрямь стоило бы позавидовать. Ей – уж точно, вечно скучающей и одинокой, несмотря на беспрерывные потоки людей, проходящих мимо и сквозь нее, будто толпа туристов на центральной площади. Кейн останавливает тачку и включает аварийку, и Де Фриз повторяет и повторяет про себя, как мантру, что она не станет оправдываться.
— Ничего он с тобой не сделает, — просто парирует Вайолет, пожимая хрупкими плечами, и повисшие вразлет две маленькие черные бретельки разом возвращаются на законное место. Люди, подобные ей, выросшие и живущие в абсолютном комфорте, со временем забывают о том, что существует ложь. Это как фоновый шум, к которому привыкаешь, когда живешь возле железной дороги, звук пролетающих вдалеке автомобилей, свободная спальня в грохочущем от музыки доме друзей. В ледяных глазах Германа Де Фриза – многовековая мудрость его криминальных предшественников, и с каждым годом два зеленых изумруда на его жестком, уставшем лице становятся все более ограненными от решений, которые ему приходится принимать. Лед, подлость, породистость проступают в эти чертах куда более ярко, нежели в симпатичной мордашке его единственной дочери. – Во-первых, потому что он не узнает, а во-вторых…
Я имею право проводить время где хочу, как хочу и с кем хочу.
Я что-нибудь придумаю.
Я не позволю ему этого сделать.
— Я не позволю ему этого сделать, — вслух повторяет Ви, всецело отдавая себе отчет в том, насколько наивно звучат все аргументы, до которых она додумалась, скорее, похожими сейчас на пережеванную жвачку, нежели на серое вещество, мозгами. – Он прислушается ко мне.
До нее не раз долетали подобные нелестные отзывы о папеньке, мол, он категорично непорядочный сукин сын, убирающий с дороги неугодные ему фигуры за один лишь взгляд, и что деньги и власть давно стали для него разменной монетой для всякой человеческой жизни. Вайолет же видит отца совершенно иным: очень утомленным от нескончаемых дел, задумчивым и отстраненным, но всегда чутким к ней и чрезмерно заботливым. Кроме него, настолько тепло и искренне к ней не относится никто, потому она и убеждена так твердо, что соскребать внутренности Кейна с асфальта придется исключительно в крайнем случае, а тот просто преувеличивает, поддаваясь захлестнувшим его эмоциям.
На его счет Вайолет, кстати, не заблуждается тоже. Ноллан может и дальше строить из себя достойного джентльмена, таинственного янки, прибывшего в Амстердам за новыми возможностями, вот только там, куда протянулась увешенная массивными перстнями длань ее папаши, априори не может быть ничего святого.
Вероятнее всего, Кейн потому и не спешит затевать задушевные беседы или лезть к ней под юбку. Не просто из-за буквально искрящейся антипатии, а по причине сильнейшего желания вырвать из себя любую связь, цепью или даже поводком затянутую на шее. Ви понимает, что этого никогда не случится, покуда Герман жив. Ви немного, самую малость, даже жаль его. Она знает, каково это – застрять в оболочке пригретой псины, так почему же сам Ноллан отказывается принимать тот факт, что между ними нет ровным счетом никакой разницы?
Де Фриз не решается ослушаться, хоть и бросает увесистое: «Козел!» ему вслед, параллельно наваливаясь на сигнальный гудок в центре руля, чтобы смысл сказанного уж точно дошел до этого непробиваемого хулигана, оставившего ее одну в салоне, когда ей так плохо и противно от самой себя.
Вот, значит, как он интерпретировал ее знаки внимания? Решил, будто ей, пьяной в драбадан девке, всего-то понадобилось, чтобы ее кто-нибудь выебал?
Вайолет не без труда разувается и подтягивает колени к груди, залезая на пассажирское сиденье с ногами, ей очень холодно и стыдно, она не смотрит назад, уткнувшись в лобовое стекло и стараясь не ловить знакомые тени в зеркале заднего вида, которому удалось не пострадать. Де Фриз замирает в какой-то неизвестной ей наркотической коме, совсем перестает шевелиться, даже когда Ноллан выпускает наружу скопившийся пар. Оборачивается, уже завидев его отходящим от капота, и долго-долго взирает в удаляющуюся широкую спину, которая приковывает взгляд и замораживает его на себе.
Ей хочется до предела открыть окно, вылезти и крикнуть ему вслед нечто, вроде: «Смотри, не напорись на дальнобойщиков!», но она и вправду не хочет окончательно доводить его до ручки, поэтому откидывает автомобильное зеркало и, презрительно морща нос, изучает свое отражение. При всем своем самолюбии, в данный момент Ви готова признать, что выглядит просто отвратительно. Черные, грязные разводы под глазами, а на щеках — так до конца и не стершийся след от губной помады, которая и на губах держится алыми пятнами, как будто девчонка искусала их в кровь. Де Фриз пытается стереть следы минувшего вечера ладонями, но только еще больше размазывает их по лицу, делая разве что более тусклыми и незаметными в полумраке салона.
Она едва успевает вернуть зеркало в исходное положение, когда Кейн возвращается, принося с собой запах свежего ночного воздуха и крепких сигарет.
— Дело не только в этом, — неохотно отвечает Вайолет, как загипнотизированная, наблюдая за движением его пальцев. – То есть он действительно запретил мне сегодня покидать пределы дома, но если бы это была обыкновенная вечеринка, все закончилось бы нормально, я много раз так делала, — она обнимает себя за плечи и отводит глаза в сторону. – Ноллан, я не могла знать о том, что там произойдет. Я не доставлю проблем, просто… просто отец, он… - Ви не уверена, знаком ли Кейн с историей ее семьи, и не собирается посвещать его в такой личный вопрос, если это не так. По крайней мере, не будучи в безупречно трезвом уме. - Я такое разочарование, он расстроится и тогда точно прикончит нас обоих, тебя – просто под горячую руку, но если ты позволишь остаться у тебя, я обещаю, что он ничего не узнает.
Ее голос с каждым словом постепенно сходит на нет, она трясется от озноба и бормочет что-то собственным коленкам, пока Ноллан снисходительно не бросает ей свернутый в небрежный сверток плед, обнаруженный на заднем сиденье. Вайолет молча закутывается в него, словно гусеница – в кокон, надеясь, что на утро она снова превратится в прекрасную бабочку без похмельных последствий.
— Ты же обещал, что он не узнает, — добавляет невнятно, когда автомобиль наконец трогается с места. – Там, когда я тебе позвонила.
Она проваливается в черную яму подсознания, ее голова безвольно опускается вниз – Ви, как кошка в холода, прячет нос в мягкий ворс пледа, пахнущего бензином и пластиком, и погружается в поверхностный, полный черно-белых красок сон.
Это тьма, а не гаражная романтика, которая ей никогда не пойдет.

0

9

real people fiction
{lee minho [lee know]}

https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/25/874241.gif


определенно ты самый добрый человек. кошатник. у тебя их целых три. я помню имя каждого, так что перестань засовывать мне салфетки в рот. это, знаешь ли, совершенно не вкусно.
танцор до мозга костей. твои действия такие точные и плавные. когда ты придумываешь новые движения или отрабатываешь старые, иногда я стою не отрывая своего взгляда и смотрю на тебя теряя время.
ты боишься высоты, но несмотря на это все равно поднимаешься туда, если надо. в такие моменты мне хочется тебя укрыть или взять за руку.
мы с тобой любим осень. давай сходим на свидание поздней осенью? только одевайся тепло.
ли ноу кажется опасным, местами грубым. вокруг него стены, через которые сложно пробиться. но на деле он самый заботливый и добрый. с ним приятно порой просто даже просто помолчать.

* * *

жду тебя, когда бы ты не пришел. жду чтобы поиграть все, что только придет нам в голову. пишу я по разному, договоримся.


пример поста

Что хочешь, то можешь получить. Деньги раньше никогда не были проблемой, но когда от них отказываешься, оказывается их не так просто заработать. Ему в финансовом смысле повезло с родителями. Что с родным отцом, что с биологическим.
Мне всегда было плевать, что именно будет дальше. Уже слишком много ошибок в прошлом. Слишком много сожалении, которые никогда не исправишь.

Ошибка за ошибкой. Повторяется без остановки. Все его существование – это ошибка, которая никак не стереть. Не закончить. Уже слишком поздно. Даже закончив это не принесешь освобождения тем, кто мучился от одного лишь рождения. Если бы не Уен, то, наверное, все так и было бы ужасно. Так бы и было таким отвратительным. Ничего не получается. И слова старшей сестры, которая навсегда оставили раны. Они кровоточат до сих пор. Напоминает о них его же отражение в зеркале.

Хенджин красивый, и он сам понимает это. Понимает, потому что многие в школе говорили ему о том, что он самый настоящий принц. Только он сам себя таким не считает. Смотря в зеркало, он ненавидит то, что там есть. Ненавидит самого себя. И с этим ему придется жить дальше.

Даже такая ошибка, как он имеет право на то, чтобы помечтать? Несмотря на то, что он стал разлучником и сломал семейную идиллию своим рождением. С годами перестаешь так остро реагировать.

Люди привыкают ко всему.

Серые будни, которые повторяются один за другим, к ним тоже. Хван привык просыпаться и делать все, что необходимо, чтобы никто не волновался. Привык быть нормальным в окружений людей. Шутить и вести себя так, словно это все ему нравится. Пока не убегает от реальности в квартиру, где пусто. Прямо как у него на душе. Пустота, которая несмотря на свербящую боль – часть его существования.

Музыка возвращает его. Маленькая группа – это его возможность куда-то вырваться.

Отказаться от денег родителей было просто, но вот последствия не простые. Как бы там ни было, у него есть счет куда капают деньги. Всем надо показать, как его «любят». Деньги правят миром, никак иначе. Хотя биологический отец не так уж и плох. Просто Хенджин не может все принять, как умный и рассудительный человек. Ему тоже хочется кого-то обвинить. Бремя виноватого медленно уничтожает его изнутри, не оставляя после себя ничего. Вот разве что пустоту.

«Машина будет через три минуты».

Брюнет блокирует телефон и убирает в карман, запомнив машину и его номер. Три минуты кажутся вечностью. На нем лишь легкая ветровка и шапка, белые кроссовки и светлые джинсы. Еще огромные наушники, которые помогают ему «уйти» в иной мир, который он строит каждый день по маленьким деталям.
Парень выдыхает, когда садится в машину и едет вперед. По пути к аэропорту покупает билет себе в один конец. Ему все так надоело. Он хочет просто сбежать от самого себя. Первый рейс, который ему подходит – Париж. Отлично, поедет в город любви и разобьется окончательно. Плевать вообще. Убирает телефон и смотрит в окно.

Красный цвет.

В глаза бросается огромная афиша. Снова там этот Феликс. Хенджин никому не говорил и не говорит, что ему очень нравится этот парень, который само собой недостижимый для него. Но в плейлисте его песни, а где-то сохранены картинки с его лицом.
Машина двигается с места, и парень откидывает свою голову и закрывает глаза.

Правильно ли он поступает? Сбегая от своей жизни и от самого себя? И будет ли это полет в один конец или же он вернется обратно? За такое Уен точно не скажет ему ничего хорошего. Ничего, напишет, когда прилетит в Париж, что уехал по делам. Или лучше сделать это раньше?

Пока брюнет думает о том, что делать, уже подъезжает к аэропорту. Пару необходимых манипуляции, и он уже сидит в самолете, отправляя сообщение Уену, что ему надо немного проветриться, и он уехал отдохнуть. Должно хватить.

Режим на телефоне на авиа-режим. Музыку громче.

Кажется, что Хенджин проспал весь полет, а по прилету не сразу включает телефон.

Отель. Холодный душ. И мягкая постель. В итоге весь день Хван только и делает что спит. Проснувшись, какое-то время он в тишине смотрит в окно. Красный закат. Как красиво и грустно одновременно. В такое время особенно приятный воздух, а в душе начинает что-то болеть. Такой неприятной болью, словно кто-то тупым ножом пытается ковыряться.

Протерев глаза, парень встает с кровати. Включает чайник и идет снова в душ, чтобы привести себя в порядок. С собой у него ничего нет, только то, в чем приехал. Если что завтра что-то купит. А пока и так нормально. Только наушники и телефон решает не брать с собой. Зачем ему это? делает себе черный чай. Отпивает пару глотков, морщится.

- Какая же дрянь, - уходит из номера. Оставляя на ресепшене свой ключ-карту, чтобы не потерять. Хван понятия не имеет, что его ждет сегодня вечером. Он просто сваливает куда подальше. Без наушников, чтобы «услышать» этот город, который никогда до этого не посещал. И он ему нравится, несмотря на то, что и разочаровывает. Его слишком романтизировали в фильмах, которые ему нравятся, которые он смотрел.
Клуб. Деньги решают. Парня впускают. А он просит налить себе коктейль в который тыкает пальцем наугад. Один. Второй. Третий. Дальше, словно плевать.

И его взор падает на блондина. Красивый. Знакомый.
Не может быть, - уверенно убеждает себя слегка поддатый парень с темными волосами и отворачивается. Но все равно кажется, что что-то не так. Кажется, что все равно какой-то знакомый.

Ты его узнаешь из тысячи, - Джинни оставляет свой недопитый коктейль и идет в сторону танцпола, чтобы понять так ли это. музыка его затягивает. Лица перестают быть четкими. Кроме одного.

Только он не один. Как и до этого, у него нет даже шансов. А потом? В какой момент алкоголь помогает ему приблизится к незнакомцу, который давно уже засел в мысли Хвана? Но он уже тут и отдергивает руку странного мужика, что так жадно тянется к Феликсу.

Это точно он, - убеждает себя снова.

- Отвали, мужик, - не его поле ягода. Что Феликс, что мужик, который может его сложить пополам при желании. Но есть плюс в пьяном состоянии – море по колено. – Он со мной, - как нагло с его стороны было взять за белоснежную руку парня и притянуть к себе.

Оттолкни. Скажи, что я никто и я перестану грезить, прошу, - заберите у него эту несбыточную мечту, чтобы быть пустым. Когда пусто: нет страха, нет боли, нет сожаления.

0

10

romance club
{aaron hill}

https://i.ibb.co/qFBgbQZ/tumblr-f02ccb8e7c11c441b5b2da3c505adfe4-a1246036-540.gif https://i.ibb.co/njYnNd4/tumblr-469663bf23dad4ab164700864745fcc1-9eda3b0d-540.gif https://64.media.tumblr.com/666c9c6ffdf0a6b8fb6dbbbfe9957c4b/06185fa15a8b1170-50/s100x200/53727fafb4a1725537eec82bf5a00a6e845ac412.gifv
jon bernthal, joel kinnaman, ben barnes, etc.


« меня тошнит от твоих дешёвых драм »
из всех моих вредных привычек ты — самая худшая; если бы я знала, чем в итоге между нами всё закончится, то никогда не стала бы даже заговаривать с тобой. когда мне было семнадцать, о тебе мечтала добрая половина нашей школы. но я точно знала, что однажды ты должен достаться именно мне. как самый ценный приз, и трофей, которым я могла бы гордиться; как тот, кто знал всех моих демонов наизусть, и смело смотрел прямо им в глаза. твоя бесстрашность всегда граничила с лёгким безумием, аарон; я не знаю более смелого, или более сумасшедшего мужчину, раз ты всё-таки решил жениться на мне.

« зачем тогда звонишь мне, когда ты одна? »
мне льстило быть рядом с тобой, а ещё являться единственной женщиной, которая имела доступ к "чёрным драконам", и знала все их большие и маленькие тайны. я много раз повторяла, что тебе придётся меня убить, если захочешь развестись, потому что я была в курсе того, о чём не должен был знать никто. с моими деньгами, и твоими феноменальными способностями лидера, твоя маленькая империя стала процветать. а мы с тобой были королём и королевой сентфора — так казалось на первый взгляд. но мало кто подозревал, насколько сложно тебе было жить с женщиной, настроение которой меняется десятки раз на дню, и которая пережила слишком много дерьма в прошлом.

« может, мне просто скучно »
мы оба скорее застрелились бы, чем признали вслух, что любим друг друга, и что нужны друг другу. мы маскировали это чувство за скандалами, странной заботой, нежеланием оставаться в одиночестве, и потаканием собственной тёмной стороне. если сентфор проклят, то мы с тобой прокляты тоже; давным-давно, примерно с тех пор, как священник в церкви благословил наш брак. мне плохо и тесно рядом с тобой, но без тебя ещё хуже; ты собираешься выкинуть меня из головы, и заниматься только бизнесом, но раз за разом думаешь о том, всё ли со мной в порядке. наш развод — неизбежность, последняя попытка дать друг другу вздохнуть полной грудью. попытка, которая провалилась, потому что мы слишком глубоко проникли друг другу под кожу. потому что из всех самых хреновых привычек я всегда буду выбирать тебя.
и это уже никогда не изменится.

« лучше не играй со мной »

* * *

жду, чтобы похрустеть стеклом, и написать самую красивую и сумасшедшую лавстори. могу писать с больших или маленьких букв, 1/3 лицо, от 4к и выше. ваша активность остаётся на ваше усмотрение, но не заставляйте меня забывать, как вы выглядите, и что мы обсуждали по сюжету, иначе я перегорю. внешность можно обсудить, как и ваши хэды/мысли/планы на этих двоих.
в предвкушении жду, обещаю любить или нет, и никому не отдавать а вот это уже точно.


пример поста

когда на город опускается чернильная ночь, и темнотой своей всю яркость звёзд жадно пожирает, маленькая богиня всегда места себе не находит. когда все порочные чувства обнажаются, когда от самой себя сбежать уже не получается, как ни натягивай красивую маску. она всё равно треснет прямо по швам. прямо по ровной, белоснежной коже, обнажая натуру, на которую настолько неприятно смотреть. в первую очередь — ей самой.

маленькая богиня привыкла, что всё в жизни по одному распорядку идёт; правильно, идеально, гармонично. играет на струнах души, в божественную мелодию складываясь, уравновешивает все бури и все штормы внутри. она для остальных — маяк в самой кромешной темноте, тот самый свет, на которые мотыльки глупые летят, крылья обжечь не боясь. она — ответ на все вопросы, она — откровение, подчас болезненное и жестокое.

глазами своими прекрасными смотрит так внимательно, всю душу наружу вынимая.
подойди ближе и вопрос ей задай, если только осмелишься.

чужие энергии сплетаются вокруг неё в змеиный узел, напоминая о любви потерянной, той, которую она сберечь так и не смогла. чувствует себя товаром, которой на самой центральной полке лежит, внимание других привлекая; только протяни руку и разверни, чтобы содержимым полюбоваться. в этом клубе чужая жестокость через край выливается, грозит всё вокруг затопить, заставить захлёбываться, и воздух губами ловить так жадно и так резко. запахи металлической крови, терпкого алкоголя, ощущение влажности на волосах и на коже. гармония всегда говорит своим пациентам: "смотрите в глаза страху своему, ибо убоится он лишь храбрости вашей". и сейчас, пока сидит за липкой барной стойкой, расширенными от ужаса глазами за происходящим вокруг наблюдая, чувствует, как её собственная храбрость испаряется без следа.

растворяется, как лёд в её бокале с виски.

ей физически плохо от этих волн агрессии, они в ней собственные чувствительные струны задевают, с каждым ударом, который опускается на чужую челюсть, плечо, голову. если гармония закроет глаза, то волны алчных ставок на победу, алкогольного опьянения и адреналина поглотят её, не дав выбраться на берег. она знала, что явиться в подобное место одной будет огромной ошибкой.
знала, что ей будет больно, страшно, плохо наблюдать за страданиями других.

и мазохистически на это пошла, собственной слабостью упиваясь.

кто-то больно толкает её в плечо, и она вздрагивает, едва успевая ухватить явно сильно пьяного парня. он навалился на неё почти всем весом, сально улыбается, и бормочет какие-то отвратительные комплименты, от которых внутри девушки нить жесткости натягивается всё сильнее. но она на лицо очаровательную улыбку натягивает, борясь с желанием приложить этого придурка виском об угол барной стойки.
— спасибо, но я хочу побыть одна, — отрезает вежливо, смотрит спокойно, пока знакомый зуд под пальцами уже разливается. пока тихий шёпот в висках стучит "убей, убей, убей". однако парень явно из категории тех, кто за каждым "нет" слышит откровенное "да". улыбается ей ещё более мерзко, и по-хозяйски ладонь на колено кладёт, пробираясь пальцами выше. гармония вспыхивает, и его руку перехватывает, но на неё уже обрушивается тяжёлая чужая энергия. она явно исходит не от этого недоумка. подобный вкус она бы ни с чем не спутала. железная, прочная, как лучшая сталь, холодная и очень опасная. в челюсть парня прилетает огромный кулак, и девушка вскрикивает от неожиданности, тут же подскакивая со своего места. и когда незнакомец с рассечённой бровью, который появился будто ниоткуда, совершает то, о чём она так мечтала, прикладывая её надоедливого "кавалера" лицом о барную стойку, гармония ощущает ту самую знакомую дрожь внутри.

то самое солёное предвкушение опасности на кончике языка.

— вам бы походить на курсы управления гневом.
говорить не то, что думает — её полезная и раздражающая привычка. эмили машинально поправляет на себе платье, одёргивая короткую юбку пониже, и красноречивым взглядом провожает отползающего в сторону избитого незнакомца. высокий мужчина поворачивается к ней, проходясь бесцеремонным взглядом по фигуре с ног до головы, и у богини появляется стойкое ощущение, что её горло только что сжали невидимой рукой.

— или к хорошему психотерапевту. могу посоветовать кое-кого, но это будет очень дорого вам стоить.

закрыть бы рот, и убраться отсюда, пока с ней не случилось что-нибудь действительно ужасное.
как жаль, что гармония своим собственным советам никогда не следует.

0

11

wuthering waves
{jinhsi}

https://i.imgur.com/s4Z3sOh.png


Глава города. Исполнитель воли Джуэ. Надежда всех жителей Хуанлуна [даже если в других городах многие о тебе могут не знать].
Мне было любопытно наблюдать за тобой все эти годы, с того момента, как ты залетела, словно первая весенняя плашка, под моё крыло. Нескончаемые беседы, наставления, игры - для удовольствия и наглядного обучения, - занимала мысли всем своим образом.  Глоток в мире привычной рутины и удобный, а впоследствии как выяснилось - и весьма приятный, способ развеять скуку и перебраться на окраины страны.
Трудности тебя не пугают и не останавливают, хотя даже мне, той, кто всегда в твоей тени и старается быть одной из опор для хрупких плеч, не всегда открываешь свои истинные чувства.
Но, кто знает, может ещё всё изменится . . . и я буду ждать этого момента.

* * *

Не очень активный игрок из-за долгого ролевого простоя, но я буду очень стараться писать душевные и красивые посты от 2к так часто, как мне позволит моя работа 2/2 и менталочка~
Прежде чем взять эту прекрасную девушку, приди в гостевую, пожалуйста, можно сразу с постом  http://i.imgur.com/vEdbfkX.png


пример поста

... — Прости, но мне кажется, у нас ничего не получится, — слова слетают слишком просто с губ, слишком легко и непринуждённо. Наверное, так не должно быть? И, кажется, быстро сменяющееся выражение лица собеседника служит немым ответом на этот вопрос. Да, всё должно быть иначе, но... — Я прекрасно к тебе отношусь, как и к остальным ребятам, но, понимаешь... Не более того. — Взгляд, полный смеси печали, разочарования и удивления ещё несколько секунд изучает моё лицо, надеясь найти хотя бы отголоски привычных шуток и колкостей, которые я отпускала в адрес друзей чуть ли не чаще, чем дышала. Но на его беду, ничего подобного не было. Как и серьёзности в собственном голосе. Говорила и думала об этом просто...как о чём-то весьма обыденном, а не о том, что могло будоражить сердце и душу.

Но в то время мне казалось иногда, что влюбиться — это не про меня.
Это не про Акали.

Брат шутит про отсутствие романтичной струны у своей любимой сестры, которую та, видимо, продала кому-то в обмен на скилл в компьютерных играх, потому что любовь к футболу, как и умения играть в него, у меня явно от него. И советует хоть немного читать книги или смотреть разные фильмы, сериалы, чтобы совсем не очерстветь и хоть иметь представление, что такое романтика, любовь и с чем их едят. А я лишь в очередной раз киваю и ныряю в монитор с головой и душой после очередной тренировки, где меня уже давно ждут мои любимые персонажи. Может, и продала кому эту романтичную натуру свою, и что? Зато получила любовь к компьютерным играм и спорту, что тоже весьма и весьма неплохо, я считаю. А отношения... Да кому они нужны? За них не дадут следующий ранг или же пропуск на турнир. И правильно вести игру на поле тоже не научат.

Парней в своём окружении я, пожалуй, иногда даже слишком хорошо знала, что, впрочем, и правда не мешало к ним весьма тепло относиться, но подобные отношения для меня были скорее похоже чем-то на родственные, нежели на романтические. Потому в средней школе и даже разок в старшей мне пришлось мягко отказать некоторым парням и не кормить их ложными надеждами. Ребята из футбольного клуба шутят, а не по девочкам ли я случайно, на что получают ехидные колкости в ответ.

...Но мысли предательски путаются, стоит взгляду упасть случайно в сторону корпуса с крытым бассейном, а в груди становится слишком тесно и жарко.

Обрушился ушатом ледяной воды на голову и спустя какое-то время проник незаметно в мысли, не оставляя мне и шанса на побег из этой игры. Наверное, так и должно быть, когда ты встречаешься с чем-то нереальным, с тем, кто кажется самой настоящей амфибией в этом слишком обычном мире. Для того, кто впервые встретился со мной и не был ещё знаком с моей любовью к неумелым шуткам и частым подколам, он слишком стойко выстоял, да ещё и смог ответить. И как. Тот омут чёрных глаз, в котором можно было утонуть, вместо падения в тот злополучный бассейн, возникает перед взором периодически и заставляет несколько нервно прикусывать изнутри щёки и губы, сбиваясь с мысли. Это ведь ненормально? Подобное для меня в новинку, и я не знаю, что мне делать. Жилка первопроходца говорит смотреть, что будет дальше, а ещё лучше — провоцировать судьбу и этого аквамена дальше и периодически сильнее. Дабы посмотреть, чем всё это обернётся.

И что со мной будет проходить. Что буду чувствовать.

Я не заметила, когда, но в какой-то момент уже не представляла свой день без наших шутливых перепалок и шуток за триста, без ночных посиделок в онлайне, бок о бок издеваясь над другими или же устраивая дуэли, чтобы узнать, кто прав в очередном мелком и на самом деле далеко не важном споре. Его улыбка могла спокойно скрасить мой серый день после бессонной ночи, а подколы — взбодриться и вернуться в рабочий режим. Постепенно, но этот парень стал практически неотъемлемой частью моей школьной и не только жизни, намеренно или нет.

...И потому, наверное, в тот раз всё произошло именно так, как и должно было случиться в такой ситуации. В таком положении.

Не удивлюсь, если Ихтиандр и правда имеет какие-то способности помимо чертовски неплохих навыков и способностей в плавании. Например, умеет повелевать водой, ахах. Или..как-то влиять на девушек, находящихся с ними наедине в бассейне.

Соён не знает, что такое влюблённость, что такое любовь. Но Пак Минхёк, тот самый русал, слишком странно и непривычно на неё действует. А та и не против в итоге оказалась, пальцы переплетая с его и тепло улыбаясь от почти незаметных мурашек от такого безобидного прикосновения, чуть губы закусывает незаметно, на которых всё ещё ощущаются чужие губы. И их поцелуй. И ради Роки она готова не пропадать вечерами в виртуальных мирах безвылазно, не засиживаться на поле. Ради него она пишет песню, о которой тот не узнает ещё очень долгое время, потому что девушка внезапно не уверена, что она понравится; потому что это больше, чем просто песня.. Ради него она плюёт в глубокой ночи на школьные правила, в который раз, но теперь уже довольно серьёзно, лишь чтобы порадовать этого человека-амфибию незамысловатым граффити у мужского общежития в честь его дня рождения.

Просто ей так хочется.
Просто Пак Соён будет совсем не против увидеть ещё раз ту тёплую улыбку и ощутить себя в сильных, но столь приятных и нежных объятиях.

0

12

wuthering waves
{mortefi}

[https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/110/395785.jpg


«there’s an abyssal gap between “knowing” and “understanding”. i once assumed i knew the suffering of people stricken by tacet discords, trapped in dread and hunger… after my departure from the new federation, i realized how i wasn’t even close to “understanding” any of them. maybe there is still a gap between true understanding and what i know now; still, i must do what i can to remedy the situation, now that i am aware of it. i will create tacetite weapons that are stronger than ever… and with that, grant humans the power to confront tacet discords.»

* * *

давай делать вид, что мы понимаем все эти крутые теории струн и будем на них залипать? косплей наличия двух клеток мозга, умные разговоры, которые все другие скипали, чтобы пройти сюжетку быстрее, и вот это всё. нам пока ничего неизвестно о новой федерации, но о мортефи зато базовой инфы достаточно, чтобы накормить мозг вкусным. здорово бы сделать акцент на оверклокинге и том, почему он такой закрытый, хотя вообще-то любящая детей и котиков булочка. любить рыться в лоре и сочинять хэды, когда его не хватает, отыгрывать их и постепенно развивать как историю героя и взаимоотношений, так и условно прояснять мир кругом - давай? можно с кайфом удариться в исследования, науку, познание мира, эксперименты - у мортефи мозг, у ровера "особенность гг", потому это как 1+1. всякого рода сайд квесты - да. точечный (сомнительный такой) юморок - да. нелицеприятный мир за стеной, да и внутри тоже - дважды просить не надо. вообще что угодно с каким угодно рейтингом, если вдруг сыграемся. а для этого стоит (быть клевым) писать посты от 3 лица, от 2к, без разницы капс или лапс, допустим раз в неделю (я обычно делаю это чаще, но в наше время спидпостинг - моветон, потому не буду пугать этим страшным делом, чесна. просто знай, что на вторую неделю ожидания я нередко начинаю подзабивать и забываю, чего там вообще планировалось). прямо-прямо скажу, что к своей трагедии не флудожитель и не люблю разговаривать за жизнь, потому если оно тебе важно - мы точно не сойдёмся, я на ролевых ради ролевых и вот эта вся про-игровая философия. зато! ребята на форуме разговорчивые, с ними можно и за жизнь, и за смерь, и за тлен, и за кошек-собак перетирать, втянешься на раз-два, гарант, а не 50/50 скам) п.с. дай мне потрогать чешую и я умру щасливым, ящерка красивый что сил нет, слава науке

а для всех остальных случаев у него весомый аргумент, с которым не справился бы даже волдеморт

https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/110/980772.jpg


пример поста

заснуть не получалось. никак. совсем. при всей условной усталости тела — даже толком и не хотелось. ровер готов делать ставки, что не только ему: за последние дни они все пережили невероятно многое. изматывающего, но и не способного на раз-два выйти из головы, ведь как не прокручивать и не обдумывать? с другой стороны, когда ты перегружен, совершенно естественно желать "перезапуститься". облегчиться, закончить день, дождаться нового, вспомнить что-то во снах, попытаться "заспать" часть стресса; когда поутру ждут патрули и иже с ними обязанности — более чем весомые причины отдаться сну, не теряя возможности. ведь на этот раз — поутру (в принципе) проснутся, завтрашний день (в принципе) настанет, жизнь (в принципе) продолжится. можно позволить им отпраздновать это — столь наглым в иных условиях — подобным способом. справедливо бы. хорошо, чтобы так. они все — выжившие — того заслужили. имели право. пускай отоспятся за тех, кому не суждено увидеть победу и всё, что наступит после.

ничто из этого к роверу так или иначе не относилось. для него оно стало первым лицезрением смерти. такой интенсивности, такой продолжительности, такой массовости. мир встретил его битвой, когда "насмотрелся на милых девочек", другой, третьей; с порога — куча информации, приглашений, россказней об ожиданиях и негласной ответственности, возложенной на него просто потому, что так получилось, предсказано, заложено. но то всё — оно было о ровере, оно было внутри системы. оно вызывало вопросы, но не пахло смертью. не сотрясало землю. не дробило её, не отнимало жизни — так легко и безвозвратно.

они все жили... так? десятилетие, два, сотню лет? боролись на рубежах, чтобы столичные жители могли спать (спокойно ли, беззаботно ли — но спать), рискуя каждый день. раз за разом — умирая. не только и не столько от рук друг друга, сколько из-за того, что даже_не_сбособны_победить. из раза в раз вступали в битву, в которой_невозможно_добиться_успеха. отбросить, отсрочить, отодвинуть — и накормить своей болью и жизнями, чтобы в следующий раз враг оказался только сильнее.

роверу хватило одного раза, чтобы это осознание застряло внутри черепной коробки. но для них — это то единственное, как они знали и могли? когда подобное стало естественным? позже ли, чем всегда? шокировало ли оно сейчас, теперь, спустя столько раз (жизней, лет, судеб, попыток)?

смерть за смертью, выживший за выжившего.
ретроспективный дождь более не доносил энергию до луны (небо чисто — это оптимизм для масс), посев закончен, всё утихло. цела уплачена. зло — условно запечатано, узел внутри каждого мог расслабиться. но они ведь так и не одержали победу, хоть им и не скажут. как и сотни раз до_ровера — отсрочили, добившись... чего-то? чего? значимо ли? у ровера ответа не имелось. у него только картины-вспышки-мгновения в голове, а внутри — тошнота. они — боролись. он — поглотил. и теперь, когда адреналин отпустил, когда всё "успокоилось" и ожидало нового дня, послевкусие начало нагонять его. не образами и не картинками, как увиденное глазами, но вибрациями, волнами, чем-то ещё — внутри него, в его атомах, собственных вибрациях. всё то, чем была насыщена поглощенная "война", всё то, что было втянуто, заполучено, поглощено вместе с ней — всё, из чего состояла та-не-сущность, не носившая в себе ничего хорошего, ничего светлого, ничего движущего, кроме бессмысленной потребности совершать насилие, омывая кровью обрывавшейся жизни почву. и хуже ли оно картин перед глазами — ровер не скажет. одно накладывалось на другое, оно созвучно, оно вызвано одним и тем же. если бы не "то, что было в нём", наверное чувствовал бы себя хуже, по сути приняв лишь часть поглощенного на себя, но всё равно — дурно. переполнен. перегружен. overwhelmed. после чёрного листа, состоявшего из ничего и звучавшего никак — это будто слишком много.

но оно так для всех, реальность такова, да? так ровер себе сказал. так стоило думать. обратного хода мыслей не существовало.

поняв, что не заснёт, он выбрался наружу. застал ночных патрульных — двоих, стоявших за позициях. вероятно, самые "живенькие" среди прочих, оттого более всего подошедшие под дежурство — никто не отменял рутины. бедолаги, хах (не похоже, что их это тревожило — живы, победа, радость, мотивация — они переживет каждую секунду дежурства). им бы отдохнуть как следует, заслужили. ровер даже думал подойти и сказать, что подежурит вместо них, а всю ответственность возьмёт на себя, но в последний момент одернулся: не имел ведь права. "дорогой гость" с самым высоким уровнем доступа, однако не часть их экосистемы, вне звания и иерархии. да, он может взять ответственность на себя — за нарушение приказа, графика, что угодно. вот только это не отменит чужой ответственности: не той стороны, что предложила, но той, что согласилась. потому ограничился недолгим разговором ни о чём, а после и вовсе убрался на крышу, устроившись на самом краю, чтобы ноги свисали. "разговор ни о чём" всё равно не склеился, внутри ощущал себя очень странно, а картинка перед глазами не совсем сходилась с тем, каковой была на самом деле. лучше оставить их всех в поколе. каждый переживал "триуф победы" по-своему.

это всё... имело ли оно смысл?

"то, что внутри него" не отзывалось с тех пор, как показало себя, а тянувшая тошнота — не физическая почти даже — никуда не девалась. здорово, если остальные умудрились хотя бы получить свою дозу сна, временно избавлявшую от боли ранений, утрат соратников и обещавшую принести отдачу не сдавшейся в них надежде.

0

13

j.k. rowling's wizarding world
{daphne greengrass}

https://i.ibb.co/yQPmwKL/ezgif-5-479bf2798a.jpg https://i.ibb.co/Y2nT3Pt/ezgif-7-9d21f10f2a.gif
talia ryder (!) | slytherin alumni & beloved sister with total mbd


для настроения (тык)
Стояло знойное лето, поэтому свобода оказывалась возможной только поздно вечером. Ближе к полуночи в спальне Дафны всегда было настежь открыто окно – и сегодня тоже без исключений. Иногда сероватые занавески цеплялись за спинки двух высоких стульев, на которых кто-то свалил розовое в рюшах платье и уже ненужную слизеринскую мантию.
– А что, кстати, будем делать с твоей? – Голос звучал спокойно и тихо. Особняк давно укрыл тягучий сон.
– С моей...? – Дафна подняла руки наверх, чтобы свернуть чуть влажные волосы в небрежный пучок.
– Ага, да, с мантией. Ты её сохранишь? – Под босыми ногами в разные стороны разлетелась сотня редких жемчужин. Астория удивленно прыснула и прикрыла рот ладонью. – Какого ...!
– Ну ты и ... Это были мои любимые бусы!
– Да ты их никогда не носила!
– Необязательно носить то, что любишь!
– Необязательно так на меня кричать!
– Я не кричу... Просто там сложное магическое плетение. Придется отдавать ювелиру. Как ты, вообще, это сделала? Почему ты вечно всё ломаешь!
– Кричишь, я отнесу завтра в Косой переулок – там починят. И я не вечно все ломаю.
– Не кричу, я сама отнесу. Вечно ломаешь.
– Кричишь, значит, отвезем вместе. Не вечно.
– Ладно. Вместе.
* * *
– Позови дочерей.
В огромной светлой зале уже второй день пахло осенью. На улице ещё не завершил свои дела август, но становилось холоднее, а дни стали заметно короче. Мистер Гринграсс взмахнул палочкой, закрыв стеклянные двери, ведущие в сад, и сложил вдвое недавно отпечатанный "Ежедневный пророк". Как обычно там не нашлось никаких новостей, которые в какой-то степени могли бы повлиять на жизнь его семьи. Но он и сам прекрасно умел справляться с изобретением новостей.
– Вы какие-то сегодня слишком улыбчивые.
Девочки быстро переглянулись, стараясь держать спину прямо и не мельтешить. Их всегда воспитывали строго, поэтому им с каждой секундой хотелось сильнее противостоять родителям. А, может, такие у них были натуры.
Оказавшись напротив отца, каждая из них чуть склонила голову в знак почтения. Или повиновения? Обычно мнения расходились.
– Я со свежими новостями. – По чрезвычайно надменной интонации девочки поняли, что их отец находился в прекраснейшем настроении. А, значит, стоило готовиться к худшему. – Мы наконец-то договорились с Малфоями. – Мистер Гринграсс вальяжно отвел руку в сторону, и в его пальцах появился бокал с красновато–пурпурной жидкостью. Астории почему-то захотелось попробовать напиток, и она закусила внутреннюю сторону левой щеки, сразу переведя взгляд на расписной потолок.
Они обе молчали. По правилам их высокого и старого дома, им должны были позволить говорить. Позволения не последовало.
– Надо признать, я долго думал, стоит ли. – Ох уж эта вечная интрига, когда мистер Гринграсс особенно упивался своей мудростью или сообразительностью. Или же властью. Здесь тоже мнения расходились.
Сестры застыли. Со стороны Дафна смотрелась такой красивой, уверенной в себе и по-настоящему смелой, но Тори знала, что сейчас по её спине неумолимо бежал колючий холодок. Астория тоже боялась, потому что решения отца часто оказывались нелогичными (для них), абсолютно непредсказуемыми и порой даже жестокими. Мистер Гринграсс постоянно говорил, что желал им только добра, но девочкам в их обществе особенно тяжело, поэтому их право голоса он великодушно забрал себе.
Отец внезапно перевел взгляд на Асторию, делая глоток уже из полупустого хрустального бокала. У Тори в этот момент сердце рухнуло вниз и разбилось о мраморный пол. На её ногах как обычно дома сверкали аккуратные бежевые лодочки, но сейчас ей казалось, что она стояла босиком на горячих углях. Краем глаза Тори заметила удивленный взгляд Дафны. Сестра непонимающе моргнула, но будто бы нашла в себе силы сдержаться.
Мистер Гринграсс улыбнулся. А после сделал это ещё раз. Девочки находились в шаге от того, чтобы рухнуть в массовый обморок. Но отец резко посмотрел на старшую и громко усмехнулся.
– Дафна, ты выходишь замуж за Драко Малфоя. Поздравляю.
На лице обеих проступили нервные, но радостные улыбки. Астория улыбалась, потому что её минула нежелательная для неё участь. Дафна – потому что давно любила Драко. Кажется, мечты в этой семье всё-таки иногда сбывались.
* * *
В больнице Св. Мунго поcле обеда свет становился противно-желтым. Астория заметила это ещё на прошлой неделе, поэтому входя внутрь бездушного здания надевала темные очки, когда-то подаренные ей её сестрой. Сестрой, которая вот уже третью неделю лежала в этих серых стенах, почти не произнося ни единого слова в дневное время суток. Как-то Тори удалось остаться подольше, и безмолвная Дафна взяла её за руку, сказав призрачное "прости". Астория не смогла сдержать горючих слез. После Дафна еще несколько раз немного говорила с ней.
Когда стало известно, что Дафну поместят в Мунго, Тори на удивление семьи (особенно, самой себе) не проронила ни слезинки. Она понимала, что всем необходимо было действовать быстро: сми, общество, даже их ближайшие родственники – никто ничего не должен был знать.
Этим утром с Малфоями обговорили отмену помолвки. Они не успели выйти в газеты с официальной новостью, потому что по какой-то неизвестной для Астории причине медлили с оповещением. Это было странно, но очень похоже на её отца, любящего интриги.
Астория до сих пор не знала, что случилось с Дафной. Да, старшая сестра последние несколько месяцев находилась в тяжелом эмоциональном состоянии из-за того, что школа завершилась, пришлось возвращаться домой и фактически терпеть родителей. В Хогвартсе Даф и Тори дышали свободно. Они могли громко смеяться, перебивать друг друга, сильно ругаться, не носить каблуки, не спать по ночам, не отчитываться каждый день о том, как продуктивно провели время и во сколько проснулись. Им, конечно, нужно было отлично учиться. Здесь у Астории наблюдалось больше успехов, но Даф, к примеру, оказалась хороша в спорте. Чем, правда, то ли расстроила, то ли удивила отца. Обе сестры были популярны и живы. Они почти не соперничали, имели разные круги общения, которые иногда сплетались в один – обычно все перемешивались на вечеринках или на послеигровых сборищах. Могли подстегивать друг друга в обществе, но никогда не унижали друг друга.
А здесь – дома – их обеих ожидала красивая тюрьма с редкими сортами роз и двойными ставнями. Платья ниже колен, ранние подъемы, музицирование и давящая на хрупкие плечи тишина. Иногда они обе терялись в огромном саду поместья, беря с собой какие-нибудь книги. Конечно, бывали случаи, что им удавалось испытать счастье в этих стенах, но обычно это все происходило, потому что они были вместе.
Но время их разделило. Даже война так не пугала, как родной дом.
И вот её красивой, яркой, язвительной Дафны как будто не стало. Астория так сильно ... разозлилась. Она винила в этом всех, а особенно – Драко Малфоя, который был рядом с сестрой, когда Дафна потеряла себя.


* * *

Та-да-да-дам! Да, я еле остановилась, рассказывая нашу историю. Там, конечно, много еще всего между (давай вместе додумаем?). Дафну я вижу внешне более стойкой из сестер, но всё наоборот. Дафна более вспыльчивая, вальяжная, смелая и колкая в словах (на самом деле, она похожа на отца). Иногда даже злая, ну что уж тут скрывать, да? Слизерин есть Слизерин. Они обе не крошки-феи.
Есть пара идей, что же могло случиться с Даф – например, Малфой младший был против женитьбы, не намеренно (а, может, и намеренно) подкинул ей какой-то семейный артефакт, который выбил из Даф душу. Конечно, мы её спасем. Думаю, Драко просто как всегда наплевательски отнесся к чувствам и состоянию той, что рядом, поэтому действительно не понял, что Даф и без его помощи могла сломаться. Ему надо было просто подождать еще немного. Ведь Даф очень тяжело, она – старшая дочь, от неё столько требуется, такая огромная ответственность с этой чертовой женитьбой, которая вроде бы желанна, а вроде бы... Она поняла в тот день, что Малфой, скорее всего, никогда не ответит ей взаимностью. Он, в общем-то, никогда и не любил её. Ничего ей не обещал, но девочки такие девочки. Даже самые королевские королевны все равно подвластны всем этим мечтаниям о том самом. Так что артефакт мог сильно усугубить её положение. По задумке самовлюбленного змея её должно было вышибить на денек-два, а тут уже несколько недель черти что. Астория об этом поначалу не знала, но узнает и убьет Драко (шучу, но не очень). Ремарка: не знаю, выйдет ли потом младшая за Драко. Есть нюансы! )))
Абсолютно ОК с тем, чтобы додумать эту идею вместе – тут есть, что докручивать. А ещё, ещё фактически у них было две жизни – в школе и дома. А там уж в будущем решим. Люблю и школу, и постхог! И Тори в школу забрала мантию Даф. Носит вместо новой) Ну вот так.
Драко у нас с тобой пока мифический (с игроком здесь у нас у каждого свой вектор истории), но, может, решим это как-нибудь в альте. Зато не мифическим может быть тот-самый-нормальный, кто точно достоин моей прекрасной сестры! Приходи – давай найдем тебе настоящую любовь и вылечим тебя!) Подчеркну, что в первую очередь мне бы очень хотелось сыграть троп "сестра-сестра". Заявка точно для игры)
Жду тебя в ЛС с постом (важно сыграться!), своими хэдами и с большой любовью к сестрам Гринграсс!  https://i.imgur.com/UI4NvIS.png

я влюбилась по уши и хочу только её

https://i.pinimg.com/originals/b0/21/ef/b021ef0b1bb116053bebd9712df7f3e1.gif


пример поста

В день их свадьбы температура превысила среднюю норму на пару градусов. Казалось, что природа (основное действо происходило на улице) радушно принимала новую молодую чету Малфой. Астория спокойно и приветливо общалась с гостями, вежливо принимая комплименты своей юной и свежей красоте и поздравления с серьезным событием в её недавно начавшейся взрослой жизни. Нарцисса несколько раз отмечала, как уверенно держалась новоиспеченная миссис Малфой, и как грациозны были её жесты и взмахи ресниц – Астория чувствовала себя под увеличительным стеклом, поэтому к концу вечера у неё невыносимо болели спина, ноги и сводило руки от вечного держания их на уровне талии в полусогнутом виде. Она знала, что никакой первой брачной ночи у них не случится – Драко так сильно злился и нервничал, что вряд ли мог позволить себе притронуться к молодой жене, а ей поначалу, конечно, становилось дичайше страшно при мысли о том, что его руки начнут стягивать с неё платье и нижнее бельё, но, убедившись в его шатком состоянии, она на удивление успокоилась. Он лишь молча проводил её до спальни и оставил одну – это было лучшее, что произошло с ней в тот памятный день, отразившийся на нескольких колдографиях в их поместье. В ту ночь она совсем не спала – решалась её судьба, в которой Астория сама принимала управляющую роль. Она больше не принадлежала своей семье, муж какое-то время предпочитал делать вид, что её не существовало рядом, поэтому у неё оказалось достаточно времени, чтобы всё обдумать. В восемнадцать лет, конечно, подобные решения давались с трудом и получилось наломать дров, ожидая какого-то участия от Драко, но по прошествии множества пустых и одиноких дней Астория вдруг осознала, что никто не мешал ей жить и делать то, что желала её душа – вот только для этого стоило выработать правила. Что-то вроде собрания аксиом, благодаря которым всё должно получаться так, как ей надо. Единственное, чего не учла ещё совсем молодая Астория – так это то, что подобное нарабатывалось с опытом. Поэтому набивались шишки, ломались уверования в идеальную супружескую жизнь и отношения с мужем трансформировались в нечто выгодное им обоим – легкий, непринужденный союз, от которого никто из них ничего не ждал, кроме, разве что, цепкой поддержки друг друга.
С этого и начались когда-то отношения Астории и Драко – взаимовыгодная поддержка, которая с каждым годом обрастала новыми обязательствами и ощущениями.
И когда-то рядом с поддержкой невесомо появились сильное уважение, искренняя забота, настоящее беспокойсто, взаимный интерес и негласная уверенность друг в друге. Тори могла лишь мельком взглянуть на мужа на нашумевшем рауте – и он всё понимал, красиво подхватывая её под руку и уводя в сторону, изображая жгучее желание с ней поговорить сию же минуту. Иногда им приписывали испепеляющую страсть – всё благодаря тем самым знаменитым падениям на высоких каблуках прямиком в объятия мужа. Драко не мог не делать красиво, поэтому их даже когда-то случайно запечатлели для светской хроники: Астория на весу проводила по его груди, а Драко – крепко, но нежно держал её за талию (если б не воспитание, летели бы острые проклятия друг в друга!). Они оба чудесно исполняли свои роли. Пока не стали заигрываться и что-то сломалось в этом безупречном семейном театре.
Единственное, что с годами не изменилось – это положение их сил. Астория всегда была сильнее Драко. Он, наверное, и не замечал, а она никогда не акцентировала на этом внимание. Секрет оказался прост – Тори со временем позволила себе проникнуться к мужу (дружески, но..). Не ради него, а ради себя. Искренне смеялась над его колючими шутками, открыто наслаждалась их тет-а-тет беседами, сочиняла для них маршруты для путешествий и невзначай пачкала его безупречную рубашку апельсиновым джемом во время завтраков – отчего они порой опаздывали на важные встречи, и Драко громко сокрушался всю дорогу, после вымученно изображая приветливость на очередном променаде с какими-то там особенными знакомыми. Тори подтрунивала над ним и одновременно с этим заботливо укрывала его пледом, когда Драко, уставший после своих вселенски важных и секретных дел, засыпал в кресле у камина. Она тайком рассматривала его, облокотившись на каменные перила старого темно-серого балкона в Малфой-мэнор, пока муж гулял в весеннем парке с сыном в коротких штанишках и что-то увлеченно рассказывал их славному малышу, который явно понимал отца через слово, но крайне внимательно слушал.
Астория поступила мудро, но когда принималось это решение, она, конечно, не представляла – насколько оно окажется верным.
Безусловно, в самом начале Тори думала о том, что когда-то холодный Драко мог бы проникнуться к ней чувствами и она, возможно, ответила бы ему тем же. Но годы шли, а неприступное выражение его лица и ледяное отношение не менялись. Наверное, со временем придумалось бы что-то ещё, но как-то зимним вечером их дружба с Тео переросла в нечто большее, перечеркнув собою все хотя бы мало-мальские выдумки про крепкую любящую семью. Вернее, они ею стали, просто не в том ключе, какой, видимо, им был необходим. В одном Драко и Тори сходились точно – бесконечная любовь к сыну, только приумножающая их уважение и внимание друг к другу.
И вот сейчас, когда он так по-звериному несчастно метался внутри себя – его выдавал палыхающий болью взгляд – Астория вдруг всё поняла. Про себя. Про него. Про них обоих – в каком положении они теперь оказались, оставив только без ответа вопрос "а как же дальше?". Принимать какое-либо решение без мужа она не могла – к черту этикет и правила, так она просто привыкла. А муж сейчас был не в состоянии проследить даже за собой. Поэтому когда Драко прикоснулся губами к её руке, она нежно и успокаивающе провела пальцами по его мягким волосам, слегка задев его затылок аккуратными длинными ногтями. – Я думаю, мы можем отказаться от завтрака. – Её еле заметный кивок был скорее себе, а не ему. Внутри она спорила с тем, как стоило бы поступить в этой ситуации – оставить его, чтобы справиться самому, или всё-таки?... Драко всегда так было важно оставаться на пьедестале, слыть победителем во всём, не терять головы и чести. Ныне весь его вид кричал о кровопролитной войне, о смертоносном сражении, что бурлило где-то там внутри его сердца?.. Астория шумно выдохнула, как только мысль о его покореженном сердце появилась в её голове. Кажется, её громкая эмоция вбила в него ещё один раскаленный гвоздь, и Тори кивнула ему уже куда заметнее. – Да, спокойной ночи. – Голос чуть дрогнул, руки опустились к бедрами, укутанным в шелковый халат, а её взгляд скользнул по играющим желвакам Драко. Злился? Или боролся с собой?
Начав пятиться назад, Тори как-то неуверенно посмотрела по сторонам – ничего не искала, просто растерялась от его межстрочного признания и своего теперешнего положения. Что ей делать? Если б ей кто-то хоть намекнул, что их вечерняя стычка перерастет в раздрастющееся по его спальне пламя, она бы, наверное, не осмелилась его выкручивать из себя.
Дверь за спиной оказалась быстрее, чем Тори на то рассчитывала. Перед глазами в разные стороны словно разрывалась ядовитая пелена, открывая ей тяжелую правду. Драко так на неё смотрел. В области груди заныло, поэтому Астория ловко повернулась к двери, уверенно дернула за ручку и уже потянула её на себя, как вдруг вырвалось тихое, но пронзительное. – Не могу. – Её плечи дрогнули вместе с голосом, а голова виновато опустилась. Она принялась снова медленно снимать с себя туфли – в этот раз аккуратнее и куда менее нагло. Обувь свалилась на ковер, и Тори осталась босиком, всё ещё стоя спиной к мужу. – Не могу тебя оставить сейчас, понимаешь? – Обернувшись, она встретилась с ним взглядом. В камине уже до конца погас огонь, и в комнате стало совсем темно. Их дыхания перебивали друг друга. Астория не отводила глаза в сторону, она медлила, собиралась с духом, но вдруг прекратила трястись и направилась обратно к нему – уверенно, но не спеша.
– Это не жалость, Драко. – Ей всегда так нравилось обращаться к нему по имени. – Это крепкие чувства. – Опустив обе ладони на его горячие скулы, она нежно погладила их и неспешно провела пальцами вниз по шее, остановившись на нервно вздымающейся груди. – Мне кажется, – она немного хмурила брови, – было бы странно думать, что за столько лет совместной жизни между нами только... жалость? – Еле-еле погладив его по груди, Тори вытащила края его рубашки из уже свободно сидящих брюк и кивнула на кровать, потянув его к ней. – Давай спать? И, пожалуйста, – она снова хмурилась, – не спорь со мной. – Просьба приравнивалась к правилу. – Не спорь. Я лучше знаю, что тебе сейчас надо. – Или кто. Астория не собиралась с ним спать – это было бы чересчур для них обоих, но она намеривалась провести с ним ночь, а, возможно, следующую и последующую (столько, сколько понадобится), пока Драко будет жадно напитываться ею. В конце концов, с ними впервые произошла подобная ситуация, когда никто из них толком не знал, что на самом деле нужно было делать. Поэтому она решила остаться с ним, потому что сама теперь вряд ли уснула бы до утра. Без него.

0

14

dragon age
{BLACKWALL}

https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/113/695911.png https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/113/470013.png https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/113/301680.png


Варрик: Так значит, ты был один-одинешенек посреди диких земель?
Блэкволл: О чем ты?
Варрик:  Одинокий путник в бескрайнем мире. Что он ищет? Любовь? Прощение?
Блэкволл: Напиши так: "Человек с твердой рукой и железной волей, борец с порождениями тьмы".
Варрик:  Да, но что он будет воплощать?
Блэкволл: Желание убить побольше порождений тьмы.
Варрик:  Ты прямо как Себастьян.

Когда Блэкволл родился, мама уронила его в чан с буквальностью. Выбрался он из него дай бог к восемнадцати. О чем ни говори – рыцарь без страха и упрека все речи сведет к долгу помогать отчизне. Тьфу ты, никакого внутреннего конфликта. Скукота, да и только.

ДУМАЛ. Я.

Ты, друг мой, конечно, порядочная свинья. Возможно, оттого малыш Лавеллан так тебя ценит. Или потому что ты способен спать на сеновале без вреда для длинной мышцы спины. А ведь сколько тебе лет? Пятьсот? Ну, ладно, отложим наши остроумнические шпаги и поговорим серьезно.

Каждой истории нужен Герой. Мы с Лавелланом…так себе протагонисты, если честно. Встань рядом с нашими плутовскими задницами, нам нужен добротный щит.


* * *

Нам правда нужен Блэкволл. Кто еще толкнет печальные речи под полной луной? Наш Инквизитор – совсем ребенок с мечтами о роскоши и посохом в руке – еще и неизвестно, кто из них больше дрожит. Ему нужна отцовская фигура, а мне – добрый приятель для опрокидывания кружек пива и разговора о звездах.

Для нас критически важно наличие у вас чувства юмора, похожего на наше.

От каждого из нас планируется по одному эпизоду за раз, сюжеты с психологической нагрузкой и возможностью для Блэкволла действительно стать героем. Без лапслока, простыней и птицы-тройки (и за что мальчик так ее не любит). Ждем!


пример поста

Прежде, чем дождь пологом укрыл наспех разбитый лагерь и превратил свежий ветер в запах тлеющих отсыревших углей, доспехи Крэма прошли испытание на водопроницаемость. Его бессменный командир, наш главный герой, от щедрот природы пострадал гораздо меньше, хотя бы потому что в силу своей горячей любви к расхаживанию полуголым мог быстро просохнуть. Рокки фыркал в промокшие усы и уныло бормотал куда-то туда же, жалуясь и на шум, и на влажность, и на суставы. Кто-то из женщин пошутил, что Андрасте просто слишком рада их видеть. Бык не сразу понял. А потом захохотал.

Под навесом группе пришлось ютиться потеснее; пока Крэм пытался убедить Долийку просушить пару бревен (хотя вы знаете, это ведь лук, а не посох, а лучницы подобным не занимаются), Бык попытался принести пользу. По крайней мере, он может проверить пару креплений у этого сухопутного паруса. Варрику поди пришлось бы три табуретки друг на друга поставить. Сколько шуток про рост нужно пошутить при гноме, чтобы получить стрелу в седалище? Варрик в экспериментах участвовать не желал. Бык бросил быстрый взгляд на стол командования, где вертелись важные шишки. Пока высокие чины решают судьбу их похода, простые люди могут перевести дух, верно?

Бык ни за что не сказал бы, откуда появилась колода помятых сырых карт. Мелкие еще какие...Бык поиграл частично отсутствующими пальцами и переложил раздачу в другую руку. По правой стороне от него образовался тесный эльфийский кокон под общим пледом; по левой бледные губы замерзшего Крэма извергали шутку за шуткой. Народу не то чтобы хватало...Но все ж лучше, чем бесцельно бродить среди потонувших в тумане кустов черноплодки или ловить сапогами змей.

Бык вынырнул из размышлений в тот сакральный момент, когда чей-то хитрый голос протянул: "Почему бы нам не сыграть на что-то поинтереснее?". Он неопределенно хмыкнул. Можно бы, конечно, но...В центре сонных рассуждений о том, сколько соверенов нужно вытащить из кошеля, чтобы не проиграть их все, вдруг появилось что-то лишнее. Блик голубого пламени на доспехах пролетевшего мимо начальства. Бык вдруг разулыбался как ребенок и подскочил; промокшие штаны покачнулись и неприятно обдали нежный зад холодом.
— Искательница!

Его грузные шаги пересекли хлюпающую грязь от бесконечных человеческих и эльфийских следов и остановились у Кассандры; рука для надежности перегородила ей путь.

— На Сегероне говорят — плох тот щит, что закрывает только от мечей. Смекаешь? Обещаю оставить на тебе этот нагрудник...во всем ведь должна оставаться загадка.

0

15

j.k. rowling wizarding world
{theodore nott}

https://i.ibb.co/Y0XkpvN/ezgif-4-f36ed07825.jpg https://i.ibb.co/B2McQqR/ezgif-1-9974f2c49b.gif
louis partridge (?) | slytherin alumni & my best close friend (?)


– Чем это пахнет? – Где-то в лесу громко поет неизвестная ей птица. Поэтому Тори отворачивается от Нотта, пока тот начинает ей отвечать, и внимательно всматривается в чащу.
– Маггловский табак. – Ореховые глаза слизеринца щурятся на солнце. Сегодня немного душно, но можно потерпеть, учитывая, что они вдвоем лежат на траве поверх его мантии, и завтра выходной.
– Серьезно? А нашего у тебя нет или дорого? – У неё на носу овальной формы черные очки и слегка взъерошены длинные светлые волосы. Астория лежит на животе, чуть болтая в воздухе ногами.
– Ты в этих очках похожа на Поттера, я говорил?
– Иди ты к Мерлину! – На секунду Тори задумывается о том, чтобы вытащить палочку и сменить форму очкам. Вещица – последний писк моды – подстраивается под настроение, меняя цвет оправы и стёкл. Но только цокает громче обычного и тянется за пакетом с яблочными карамельками. Дергая за бумажный край, она выхватывает две штуки и ещё пять просыпает в траву. Конфеты заманчиво переливаются на солнце.
– Такая ты, конечно, иногда неуклюжая.
– Ты сегодня какой-то очень смелый. Маггловский табак так действует?
– Нет, ты.
– Ой, оставь это своим фанаткам! – Она смеется над ним, а он молча улыбается, разглядывая на её носу пару ненавистных ею веснушек. По мнению Астории веснушки – это плохо. Кожа должна быть идеальной, без каких-либо видимых дефектов. Однажды он застал её за применением заклинания красоты, чтобы скрыть солнечные поцелуи. У Астории вышло не с первого раза, а Тео всячески отказывался ей помогать, потому что ему нравились эти её "несовершенства". Поэтому сейчас он молчит о том, что они опять проявились.
– Да я и не приставал. – Лениво переворачиваясь на живот, он крепко упирается щекой в свою руку, не отводя взгляда от подруги. – Нам пора в школу. Будут искать.
– Давай еще немного, м? – Тори закусывает нижнюю губу, снова протягивая руку к пакету с конфетами. Прошлые две волшебница быстро сгрызла, не щадя зубы.
– Хорошо, давай.  – Тео снова немного усмехается, размышляя о том, что обычно Астория ведет себя куда более мило и воспитанно. А тут как будто она совсем простая девчонка. Его взгляд останавливается на крае её школьной темной юбки, и Тео сразу же отводит глаза в сторону. Перед ними возвышается самое лучшее место в мире – Хогвартс.

* * *

– Так, нам надо пожениться! – У неё горят глаза. А ещё щеки, руки и, кажется, будто дымится затылок.
– В каком это смысле? – Тео стоит в наспех застегнутой белой рубашке, темных брюках и непонимающе хмурит брови.
– В прямом, Теодор! Ты, я, мы женимся. – Что за помятый вид?!
– Ты пришла сделать мне предложение? – Его бархатный низкий смех заставляет её напряженные плечи осесть. Астория делает глубокий вздох, и Нотт прекращает смеяться. – Что случилось, Тори?
– Только это между нами. Вообще, никому, Нотт!
– Да Мерлин! Когда я твои секреты кому рассказывал? – Вряд ли, конечно, их общение походит на нежное щебетание подружек, но иногда Тори могла сказать ему то, что никому другому не хотелось.
– Хорошо... В общем, – она закрывает глаза, начиная тереть бледные скулы – нервничает, – в общем, отец сказал, что Дафна в скором времени выйдет замуж за Малфоя, а, значит, следом он доберется до меня! Ты должен сделать мне предложение! Понимаешь?! – Её голубые глаза полны страха. Ему не нравится это.
– Оу, вау. Интересные новости, учитывая, что я видел Драко буквально сегодня утром, и он ничего не сказал.
– Тебя волнует, что он тебе ничего не сказал, или то, что мне скоро навяжут жениха?!
– Честно говоря, я думал, что это ты будешь с... – Он не успевает договорить и получает в грудь удар женской сумочкой, расшитой бисером.
– С ума сошел?! Я и этот...?!
Тео старается сдержать смех, потому что ни разу не слышал, чтобы кто-то так отзывался о его друге. Обычно всякие гадости позволяют себе выходцы с Гриффиндора. Слизерин же Малфоя чтят. Нотт собирается улыбнуться, но снова натыкается на лютый страх в её глазах.
– Так, всё, Астория! Смотри на меня! – Его руки оказываются напротив её лица. – Сейчас никто тебе никого не навязывает, ты со мной здесь. – Он опускает ладони на её горячие щеки и притягивает к себе. – Всё нормально. Ты в безопасности.
– Я просто... – Взгляд в миг стекленеет, и Тео резко обхватывает её руками, прижимая к груди. – Ладно, так уж и быть, женюсь на тебе. – Он гладит её по мокрым волосам. Где она успела попасть под дождь? – Правда, не уверен, что твой отец будет рад нашему родству, но у меня так неприлично много денег, что мы это как-нибудь решим.
Тори всхлипывает через смех, а Тео выдыхает, думая о том, что вроде удалось её немного успокоить. Женитьба, конечно, в его планы не входила совсем, но это все мелочи.
– Спасибо. Пару лет, а потом можно развестись. Мне все равно, с кем ты там будешь.
– Какие неприятные слова от возможной будущей жены.
– Возможной?!
– Не, ну я ещё подумаю, конечно. Вдруг ты совершенно ничего не смыслишь в том, как управлять домом?
– Тео, мне страшно!
– Да мне тоже! Быть мужем Астории Гринграсс – такое себе испытание!
Она пытается вырваться из его рук, но Нотт ещё крепче прижимает её к себе, чуть приподнимая за талию.
– Тихо-тихо, я шучу. Видишь, страх быстро уходит, когда приходит злость.
– Дурацкие у тебя способы.
– Зато действенные. – Тео целует её в макушку и в очередной раз улыбается. – Мне кажется, тебе нужен бокал вина.

* * *

– Ты как?
У неё на плечах свисает мантия сестры. Астория прошлой ночью вернулась из школы домой, потому что старшую Гринграсс положили в больницу Св. Мунго. Тео узнал случайно, от неё же. Пару минут назад.
– Я?
– Да, ты. – Его волосы из-за мороси заметнее завиваются.
– Ну. – Тори задумчиво накидывает на голову широкий капюшон, и тот непослушно слетает обратно на спину.
– Ну? – Тео остается неподвижным. Его, в общем-то, осадки не беспокоят. Это быстро решается взмахом палочки. А её пока лучше не трогать – начнет плакать.
– Я не знаю.
Совсем уже за полночь, они стоят в позолоченном семейном саду Гринграсс друг напротив друга, не используя магию, чтобы их не могли заметить. Потихоньку противная морось перерастает в полноценный дождь, но Тори отрицательно качает головой, когда он все-таки собирается применить заклинание.
– Что случилось?
– Я не знаю. – Тихий тонкий голос дрожит. – Я не знаю... Родители говорят, что все было в порядке. Даф недавно мне писала. Там.. – Астория хмурится, тяжело выдыхает, пытаясь вспомнить, не пропустила ли она какой-то важный сигнал. Наверняка там что-то было? Что-то серьезное.  – Она была с Драко.
– Поссорились?
– Думаешь, это он сделал? – Что-то непонятное сверкает в её глазах. Раньше Тео не встречался с этой эмоцией.
– Да не, ты что. Драко, конечно, спорная личность, но мы с Даф учились на одном факультете семь лет. У нас общий круг друзей. И, вообще, это просто не про него. Тут я могу ручаться. Я его знаю.
– Окей. Хорошо. – Тори нервно закрывает лицо руками. – Хорошо. Она же поправится?...  – По её щекам текут слезы, смешиваясь с каплями дождя.
– Поправится, конечно. Дафна никогда не сдается. – Тео звучит уверенно, но внутри него крепкими корнями прорастает сомнение. Мунго – это серьезно. Он притягивает Асторию к себе, ничего не добавляя. Просто сжимает в руках, слушая, как горько она плачет в его объятиях. Дождь усиливается.

* * *

Даже не знаю, с чего начать)) Я обожаю Тео – для меня это всегда максимально интересный персонаж со своими тараканами и скелетами, которые можно по-разному разыграть. К примеру, я его вижу умнее всех. Серьезно, самый начитанный, уверенный в себе персонаж. Знание – это, правда, сила. Вот причины, почему он таким становится и кем вырастает – уже варьируются. И тут лучше обсуждать с тобой) Из-за отца/матери/общества/случая какого-то в детстве. У него точно своя "скрытая адженда". (Не)множко флер серого кардинала. И все эти родинки (о, боже!)
Я бы хотела играть не только школу, но стоит с неё начать (школы Тори, Тео тогда уже выпустился, но, если захочешь и до, то ок!), потому что здесь как раз все и стартует для них с Тори. Не знаю (да-да!), как там дальше у них сложится. Что-то серьезное яяяяявно есть между ними (надеюсь, это понятно из заявки!), хотя, вообще, изначально история Драко и Тори для меня более канонична. Но это не значит, что нельзя все переписать и сломать, чтобы построить другое)
Драко у нас пока мифический (так как с игроком здесь у меня разные треки истории). Но мы можем что-то придумать в альте!
И да, Драко, правда, случайно упек свою невесту в Мунго. А, может, и неслучайно. Давай додумаем вместе? Давай всё додумаем вместе)
Приходи ко мне в ЛС с постом, своими хэдами и любовью к Тео! ))  https://i.imgur.com/ZYGg09a.png 

случайно наткнулась, но... Тори это подошло бы. be careful!

https://i.pinimg.com/736x/cf/64/a1/cf64a1004c9b698fdd3b6319760d88e1.jpg


пример поста

В день их свадьбы температура превысила среднюю норму на пару градусов. Казалось, что природа (основное действо происходило на улице) радушно принимала новую молодую чету Малфой. Астория спокойно и приветливо общалась с гостями, вежливо принимая комплименты своей юной и свежей красоте и поздравления с серьезным событием в её недавно начавшейся взрослой жизни. Нарцисса несколько раз отмечала, как уверенно держалась новоиспеченная миссис Малфой, и как грациозны были её жесты и взмахи ресниц – Астория чувствовала себя под увеличительным стеклом, поэтому к концу вечера у неё невыносимо болели спина, ноги и сводило руки от вечного держания их на уровне талии в полусогнутом виде. Она знала, что никакой первой брачной ночи у них не случится – Драко так сильно злился и нервничал, что вряд ли мог позволить себе притронуться к молодой жене, а ей поначалу, конечно, становилось дичайше страшно при мысли о том, что его руки начнут стягивать с неё платье и нижнее бельё, но, убедившись в его шатком состоянии, она на удивление успокоилась. Он лишь молча проводил её до спальни и оставил одну – это было лучшее, что произошло с ней в тот памятный день, отразившийся на нескольких колдографиях в их поместье. В ту ночь она совсем не спала – решалась её судьба, в которой Астория сама принимала управляющую роль. Она больше не принадлежала своей семье, муж какое-то время предпочитал делать вид, что её не существовало рядом, поэтому у неё оказалось достаточно времени, чтобы всё обдумать. В восемнадцать лет, конечно, подобные решения давались с трудом и получилось наломать дров, ожидая какого-то участия от Драко, но по прошествии множества пустых и одиноких дней Астория вдруг осознала, что никто не мешал ей жить и делать то, что желала её душа – вот только для этого стоило выработать правила. Что-то вроде собрания аксиом, благодаря которым всё должно получаться так, как ей надо. Единственное, чего не учла ещё совсем молодая Астория – так это то, что подобное нарабатывалось с опытом. Поэтому набивались шишки, ломались уверования в идеальную супружескую жизнь и отношения с мужем трансформировались в нечто выгодное им обоим – легкий, непринужденный союз, от которого никто из них ничего не ждал, кроме, разве что, цепкой поддержки друг друга.
С этого и начались когда-то отношения Астории и Драко – взаимовыгодная поддержка, которая с каждым годом обрастала новыми обязательствами и ощущениями.
И когда-то рядом с поддержкой невесомо появились сильное уважение, искренняя забота, настоящее беспокойсто, взаимный интерес и негласная уверенность друг в друге. Тори могла лишь мельком взглянуть на мужа на нашумевшем рауте – и он всё понимал, красиво подхватывая её под руку и уводя в сторону, изображая жгучее желание с ней поговорить сию же минуту. Иногда им приписывали испепеляющую страсть – всё благодаря тем самым знаменитым падениям на высоких каблуках прямиком в объятия мужа. Драко не мог не делать красиво, поэтому их даже когда-то случайно запечатлели для светской хроники: Астория на весу проводила по его груди, а Драко – крепко, но нежно держал её за талию (если б не воспитание, летели бы острые проклятия друг в друга!). Они оба чудесно исполняли свои роли. Пока не стали заигрываться и что-то сломалось в этом безупречном семейном театре.
Единственное, что с годами не изменилось – это положение их сил. Астория всегда была сильнее Драко. Он, наверное, и не замечал, а она никогда не акцентировала на этом внимание. Секрет оказался прост – Тори со временем позволила себе проникнуться к мужу (дружески, но..). Не ради него, а ради себя. Искренне смеялась над его колючими шутками, открыто наслаждалась их тет-а-тет беседами, сочиняла для них маршруты для путешествий и невзначай пачкала его безупречную рубашку апельсиновым джемом во время завтраков – отчего они порой опаздывали на важные встречи, и Драко громко сокрушался всю дорогу, после вымученно изображая приветливость на очередном променаде с какими-то там особенными знакомыми. Тори подтрунивала над ним и одновременно с этим заботливо укрывала его пледом, когда Драко, уставший после своих вселенски важных и секретных дел, засыпал в кресле у камина. Она тайком рассматривала его, облокотившись на каменные перила старого темно-серого балкона в Малфой-мэнор, пока муж гулял в весеннем парке с сыном в коротких штанишках и что-то увлеченно рассказывал их славному малышу, который явно понимал отца через слово, но крайне внимательно слушал.
Астория поступила мудро, но когда принималось это решение, она, конечно, не представляла – насколько оно окажется верным.
Безусловно, в самом начале Тори думала о том, что когда-то холодный Драко мог бы проникнуться к ней чувствами и она, возможно, ответила бы ему тем же. Но годы шли, а неприступное выражение его лица и ледяное отношение не менялись. Наверное, со временем придумалось бы что-то ещё, но как-то зимним вечером их дружба с Тео переросла в нечто большее, перечеркнув собою все хотя бы мало-мальские выдумки про крепкую любящую семью. Вернее, они ею стали, просто не в том ключе, какой, видимо, им был необходим. В одном Драко и Тори сходились точно – бесконечная любовь к сыну, только приумножающая их уважение и внимание друг к другу.
И вот сейчас, когда он так по-звериному несчастно метался внутри себя – его выдавал палыхающий болью взгляд – Астория вдруг всё поняла. Про себя. Про него. Про них обоих – в каком положении они теперь оказались, оставив только без ответа вопрос "а как же дальше?". Принимать какое-либо решение без мужа она не могла – к черту этикет и правила, так она просто привыкла. А муж сейчас был не в состоянии проследить даже за собой. Поэтому когда Драко прикоснулся губами к её руке, она нежно и успокаивающе провела пальцами по его мягким волосам, слегка задев его затылок аккуратными длинными ногтями. – Я думаю, мы можем отказаться от завтрака. – Её еле заметный кивок был скорее себе, а не ему. Внутри она спорила с тем, как стоило бы поступить в этой ситуации – оставить его, чтобы справиться самому, или всё-таки?... Драко всегда так было важно оставаться на пьедестале, слыть победителем во всём, не терять головы и чести. Ныне весь его вид кричал о кровопролитной войне, о смертоносном сражении, что бурлило где-то там внутри его сердца?.. Астория шумно выдохнула, как только мысль о его покореженном сердце появилась в её голове. Кажется, её громкая эмоция вбила в него ещё один раскаленный гвоздь, и Тори кивнула ему уже куда заметнее. – Да, спокойной ночи. – Голос чуть дрогнул, руки опустились к бедрами, укутанным в шелковый халат, а её взгляд скользнул по играющим желвакам Драко. Злился? Или боролся с собой?
Начав пятиться назад, Тори как-то неуверенно посмотрела по сторонам – ничего не искала, просто растерялась от его межстрочного признания и своего теперешнего положения. Что ей делать? Если б ей кто-то хоть намекнул, что их вечерняя стычка перерастет в раздрастющееся по его спальне пламя, она бы, наверное, не осмелилась его выкручивать из себя.
Дверь за спиной оказалась быстрее, чем Тори на то рассчитывала. Перед глазами в разные стороны словно разрывалась ядовитая пелена, открывая ей тяжелую правду. Драко так на неё смотрел. В области груди заныло, поэтому Астория ловко повернулась к двери, уверенно дернула за ручку и уже потянула её на себя, как вдруг вырвалось тихое, но пронзительное. – Не могу. – Её плечи дрогнули вместе с голосом, а голова виновато опустилась. Она принялась снова медленно снимать с себя туфли – в этот раз аккуратнее и куда менее нагло. Обувь свалилась на ковер, и Тори осталась босиком, всё ещё стоя спиной к мужу. – Не могу тебя оставить сейчас, понимаешь? – Обернувшись, она встретилась с ним взглядом. В камине уже до конца погас огонь, и в комнате стало совсем темно. Их дыхания перебивали друг друга. Астория не отводила глаза в сторону, она медлила, собиралась с духом, но вдруг прекратила трястись и направилась обратно к нему – уверенно, но не спеша.
– Это не жалость, Драко. – Ей всегда так нравилось обращаться к нему по имени. – Это крепкие чувства. – Опустив обе ладони на его горячие скулы, она нежно погладила их и неспешно провела пальцами вниз по шее, остановившись на нервно вздымающейся груди. – Мне кажется, – она немного хмурила брови, – было бы странно думать, что за столько лет совместной жизни между нами только... жалость? – Еле-еле погладив его по груди, Тори вытащила края его рубашки из уже свободно сидящих брюк и кивнула на кровать, потянув его к ней. – Давай спать? И, пожалуйста, – она снова хмурилась, – не спорь со мной. – Просьба приравнивалась к правилу. – Не спорь. Я лучше знаю, что тебе сейчас надо. – Или кто. Астория не собиралась с ним спать – это было бы чересчур для них обоих, но она намеривалась провести с ним ночь, а, возможно, следующую и последующую (столько, сколько понадобится), пока Драко будет жадно напитываться ею. В конце концов, с ними впервые произошла подобная ситуация, когда никто из них толком не знал, что на самом деле нужно было делать. Поэтому она решила остаться с ним, потому что сама теперь вряд ли уснула бы до утра. Без него.

0

16

rpf
{park jimin}
https://i.imgur.com/a1wsLdD.png


чонгуку шестнадцать.

он жутко скучает по родителям, хочет выть от тоски по дому и часто плачет по ночам в подушку. наволочка под ним всегда мокрая, когда хён слышит полузадушенные всхлипы и аккуратно ложится сзади. его руки тёплые, и пахнут по-родному. очевидно, что в хёне есть для чонгука что-то, заставляющее чувствовать себя в безопасности, инстинктивно понимать, что можно позволить себе быть уявзвимым рядом. хён дышит в затылок, успокаивающе поглаживая мелкого по животу, пока тот совсем не затихает. а наутро также молча возвращается на своё место.

чонгуку восемнадцать.

пубертатный возраст уже должен пройти, но в их реалиях он будто растёт с задержкой. и когда хён каждый раз облизывает свои пухлые губы, чон незаметно поправляет штаны. теперь мокрая уже не его наволочка, а простыни, но таким никого из шестерых парней не удивишь. они все проходили через гормональные всплески. хён всегда звонко смеётся, когда видит, как мелкий тащит постельное в стирку. от этого смеха приходится снова поправлять штаны. ежедневно это его порядком достаёт.

чонгуку двадцать один.

и он влюбляется. не в хёна. точнее совсем не в того хёна. заигрывается в фансервис и падает в омут с головой. это больно настолько, что гук постоянно растирает себе грудь, словно хочет вытащить сердце наружу - лишь бы не болело. в итоге он идёт туда, где его примут, где не осудят и где нежно погладят по голове. пальцы чимина ласково играют с его волосами, перебирая угольные пряди. чимин - тот, кто всегда рядом. чимин - его безопасное место. чимин - его дом. чимин - его семья.

чонгуку двадцать четыре.

хён смотрит и не понимает, когда это произошло. когда мелкий успел так быстро вырасти. а ещё научился так смотреть. изучающе и горячо, будто на молекулярном уровне. но со своим хёном он внимателен и трепетен. оба весьма тактильны друг к другу, куда больше чем обычно. в них жгучее рвение и бушующая юность, горящие глаза и страстный азарт, чтобы жить. а ещё бешеная популярность, обязательства, с которыми приходится смириться и черты, которые нельзя переступать.

чонгуку двадцать шесть.

за спиной куча дерьма, которое они прошли вместе. ещё больше совместных воспоминаний, пропитанных искренностью, крепкой дружбой, поддержкой, ссорами и любовью. они свыклись с привычками, смирились с недостатками, в милионный раз восхитились достоинствами друг друга.
чонгук обнимает чимина, понимая, что никогда его не отпустит, будь они хоть на разных материках. чимин обнимает в ответ, понимая, что уже не сможет никогда никому отдать.

* * * настал тот момент, когда мне приспичило. чигуки. в пару. я могу быть душнилой в выборе соигрока, поэтому попрошу обменяться постами. каждый день отписывать тебе не смогу, но пост в неделю-полторы в размере 4-5к (плюс-минус) обещаю. взаимно тоже хочется попросить без задержек месяцами. третье лицо. лапс/капс - опциопально. хочу играть не только флаффы, но и драму, стеклышко и прочее. будет здорово, если ты любишь классные ау.


пример поста

всё-таки маньяк, — проскальзывает обречённая мысль. эл было куксится, но жопа не болит, значит, этот в кресле, как минимум, не страдает ни сомнофилией, ни некрофилией. просто больной. а элу как всегда несказанно "везёт".

— не подходи, — я буду.. кусаться, царапаться, лягаться. вслух, конечно, о таких секретных техниках защиты он не говорит. сюрприз будет. привстаёт на локтях, весь подбирается и нервно хихикает, тут же испуганно бросая взгляд в сторону потенциального насильника. орать "какого хрена" и "отпустите меня домой" скорее всего, бесполезно. лишний раз злить человека, который с лёгкостью вырывает тебя из привычной жизни и полностью контролирует ситуацию — тоже чревато.

чем он может защититься? вокруг ничего подходящего вроде ножниц или хотя бы бутылки, чтобы разбить и угрожать "розочкой". только лишь одинокий замасленный подсвечник. пожалуй что тяжёлый. идеальная защита против пистолета. но логике не впервой отключаться в самые неподходящие моменты.

эллиот подрывается с места, бросившись к спасению, и с удивлением осознает, что в него так и не стреляют.

не хочет поднимать шум?

— только попробуй тронуть, я тебе член откушу. живым не дамся, — вонственно вооружившись подсвечником, он смело смотрит на громилу, мысленно задаваясь вопросом, почему тот не догадался привязать свою жертву природы к стулу или хотя бы пристегнуть наручниками к батарее? и ведь даже кляп никакой в рот не вставил.

чего он хочет?

— или тебе нужны бабки? сколько пообещали? я заплачу больше, — не уточняя о том, что этого "больше" придется подождать еще пару месяцев, иначе не получится выторгововать себе жизнь. дебильные условия юристов. чтоб им срать кровавым поносом дальше, чем видят.

— в моей голове? то есть ты напал на меня посреди улицы, привез к чёрту на рога — я даже не знаю в том же мы штате или нет — угрожаешь мне пистолетом, и это у меня в голове непорядок? — эллиот становится на порядок смелым, как только понимает, что за его выходки никто не собирается нажимать на курок и вышибать ему мозги. ещё и намекают, что он полный идиот. безрассудный идиот, возможно. но это только лишь потому что количество отвратительных вещей, которые могут с ним сделать, не уменьшается от слова совсем.

от несправедливости сказанного он аж чуть не задыхается. о том, что не стоит дразнить собаку палкой, тоже как-то резко забывается. единственная проблема эллиота сейчас это незнакомый хрен, без спроса вторгшийся в его жизнь. к тому же дрейк — не тот, кто намеренно ищет приключений на свои вторые девяносто (на деле-то от силы семьдесят  если наберется и то хорошо), они вот сами его находят. высказать свой праведный гнев хочется здесь и сейчас, но здравомыслие его ещё не совсем покинуло.

да, ему никто не угрожает (пока), но разве само наличие оружия в чужих руках не может внушать опасений? ему будто ненавязчиво намекают: веди себя хорошо, а иначе мы будем разговаривать по-другому и не факт, что тебе понравится. можно подумать, что подсвечник защитит его от неприятностей, но всё же с предметом в руках не так боязно.

хотя услышав слово "дядя" эл так и вовсе заметно расслабляется, опустив вниз руки и громко рассмеявшись.

— чёрт, напугал. ну и приколы тут у вас, можно и коньки отбросить, — переместившись обратно на диван, куда ему так любезно указывают, он буквально ощущает, как адреналин на пару со страхом отпускают, а ноги начинают подрагивать от такого напряжения.

конечно, только дядя может с точностью подсказать, где его проще всего подкараулить и поймать, чтобы застать врасплох. эл скорее ожидает подобного розыгрыша от друзей, чем от опекуна, но видимо тот старается шагать в ногу со временем. вряд ли подобное маленькое представление стоит дёшево.

червячок сомнения всё же подтачивает.

не рано ли приурочивать подарок к совершеннолетию, которое должно наступить только через несколько месяцев?

— так, и..., — любопытно оглядевшись по сторонам, эл переводит взгляд на актёра, так и не сдвинувшегося с кресла, по каменной роже которого невозможно  что-то понять (а в том, что это актёр он теперь точно не сомневается), — где камера? куда махать?

слово "смерть" из речи этого, как его там, эвана, напрочь им проигнорировано.

детям говорят не играться со спичками, не пихать пальцы в розетку, не лазить по заброшенным местам. но запреты всегда пробуждают любопытство, а любопытство приводит к глупостям. и если бы эллиот не устал скакать (будто бы не он отдыхал без сознания сколько там...? кстати, сколько времени он был в отключке?), то обязательно бы уже потянулся к пистолету, чтобы потрогать.

— бутафория или настоящий? — с почти детским восторгом, кивает на оружие в чужих руках. поучиться бы стрелять из такого.

0

17

tian guan ci fu
{xie lian}

https://64.media.tumblr.com/9283d61d01089d6b5ce452ce669aaefd/1ff7e9b06b50b224-16/s250x400/78e2dee54cfd8e3c44f5d2e46a99b46e830f42bc.pnj https://64.media.tumblr.com/32b21ef6ef93e811d1c7d7ead18a3a5b/1ff7e9b06b50b224-4f/s250x400/bc1a4d2ea551ceb515af2ed7435fd9426c9e5a9f.pnj https://64.media.tumblr.com/e170276ac1ef6fbc765ac8319c9acc1f/1ff7e9b06b50b224-bb/s250x400/1065c119ef1db5abd63ad7456228f73cceb5a662.pnj https://64.media.tumblr.com/3f2c8fdda7ad5c20c8c8b14bded904f2/1ff7e9b06b50b224-38/s250x400/3326f5d18c5c9641d2fbcdac3c0e590e17475024.pnj


сложности делают нас сильнее? да. и се лянь истинный пример того, что это так.
ты живешь очень долго и каждый твой день словно испытание, которое проверяет на прочность. внешне хрупкий юноша может вынести удары сотни мечей. лишь на мгновение почувствовать боль (но вовсе не физическую), улыбнуться, показывая целому миру, что даже это не сломит, а после сбросить со своих плеч невидимый груз. выдохнуть, в последний раз, и снова оказаться в мире, который тебя не принимает.
каждый, кому не лень, не упустит возможности бросить в твой адрес колких слов, словно ты не заслужил очередное вознесение. но быть может именно твой упорство и должно вызывать восхищение? для наследного принца ты совершенно не боишься испачкать руки в грязи, и давно выбрал путь самосовершенствования, но спустя столько лет отказа от всего греховного, ты умудрился связаться с демоном, да не просто тем, кто повстречался на пути, а тем, кто привязался и не спешит уходить из твой жизни. да и был в ней всегда. кажется, что-то явно пошло не по плану. однако, разве он у тебя был? по законам жанра, именно я должен привести тебя к очередному падению, но именно я буду всегда оставаться спасением.

* * *

приходи скорее, ожидания длиной в 800 лет было не достаточно? очень жду, хочется погрузиться в эпизоды и раскрывать эти многогранные отношения. не могу сказать, что я особо активный игрок, все зависит от множества факторов, но стараюсь сильно не затягивать. главное сыграться, а там можно так увлечься, что пост в день в легкую пойдет. не против общения вне форума, это помогает обмениваться идеями и поддерживать нужный запал на игру. всё обсудим, найдем компромисс. главное, приходи, об остальном договоримся. люблю флуд, могу заседать болтать, могу пропадать, если съедает реал.


пример поста

[indent] сань лан — вроде бы маска, которую надевает на себя демон, но в тоже время это единственное мгновение, когда он чувствует себя по-настоящему живым. это один из образов, максимально приближенный к истинному (если не сейчас, то раньше). ему нравится делать вдох полной грудью, ощущая воздух, который давно не заходит в легкие; нравится биение сердца и особенно — присутствие юноши, что сейчас идет впереди него в белом одеянии. се лянь тихо шепчет себе молитву под нос, ища в этом свое спасение, продолжает в моментах — перерывах между —  рассказывать ему что-то, а сань лан лишь с улыбкой на лице наблюдает за этой картиной.
[indent] всё это вызывает интерес и никак не сможет отпугнуть демона; не того, что на порядок выше тех, кому смогут навредить подобные обереги. хуа чен ведь не так прост и это се лянь должен был понять с самого начала (ему известно больше, чем он сам себе в этом признается, и хуа чен знает это) — ведь принял его таким, какой он есть.
  [indent] — я уже тут, так к чему причитать, что это плохая идея? —  он пожимает плечами, не думая, что это действительно так. то, что он тут, рядом, становится тем козырем, который в очередной раз поможет се ляню выбраться из всего этого — демон знает это наверняка. ведь его истинная цель не помощь всем тем людям, что идут к храму божества, которое еще малоизвестно; помощь самому божеству, которому построен ветхий храм — вот его истинная цель. и пока что он справляется на все пятьсот процентов из ста; вряд ли что-то изменится в ближайшие тысячу лет.
[indent] «не заходи сюда» предостережение, которое словно красная тряпка для быка так и кричит «зайди же скорее». и дело не в мнимой смелости, глупости или прочих качествах, свойственных людям. дело в том, что хоть сань лан и выглядит как человек, хуа чен является демоном, который умеет справляться с такой проблемой, как с чем-то, приближенным к его миру. он не человек, не божество; он оплот полностью противоположного, а потому его организм действует совершенно иначе. яркий дурман от цветов, что тут же окутывает се ляня никак не отражается на нём. если бы эти цветы могли оказать вред — он бы даже не подпустил туда принца, у них не менее действенный, но весьма специфический эффект, он пробуждает в человеке (божестве) самые скрытые пороки; сейчас се лянь едва ли понимает что именно пошло не так (ой ли? он хоть и образец чистого и непорочного, как его белые одеяния, но всё же он не ребенок); се лянь точно знает, чего хочет, и всячески будет корить себя за подобные желания. поэтому хуа чен хоть с любопытством наблюдает за румянцем, который появился на лице принца, и чуть медлит, прежде чем сделать шаг навстречу. ему всё же л ю б о п ы т н о, как тело принца отреагирует на его прикосновение, поэтому он делает шаг навстречу, оказываясь затянутым в тот же дурман, что и он. вокруг них воздух становится тугим и плотным, и от этого становится невероятно душно.
  [indent] сань лан позади се ляня оказывается, рукавом широким и ярко красным нос прикрывая; жмурится от едкого запаха, который своей приторностью чихнуть заставляет; он максимально человечно на все это реагирует.
  [indent] — твоё дыхание участилось, ты в порядке? — он цепляет принца за плечо, оказываясь прямо позади; на ухо едва слышно шепчет, словно они не одни — но сейчас кажется за ними миллион невидимых глаз наблюдает. дыхание горячее чужое ухо обжигает, губы совсем немного, но все же касаются кожи, которая от волнения испариной покрылась, голос словно манит и так и кричит, что стоит поддаться искушению. и дело вовсе не в том, что хуа чен сам это намеренно делает — цветы, чей яркий аромат вскрывает потаенное — присущее даже непорочному божеству, заставляет воспринимать всё ярче и сильнее. мужчина руку на плече се ляня сжимает, словно убедиться хочет, что тот  сознании и слышит его, а у самого на лице улыбка яркая — лисья; словно всё происходящее сейчас исключительно его хитро спланированное представление. но, увы, нет, всё просто так вышло, нелепое, но весьма любопытное стечение обстоятельств, которое шаг навстречу позволило сделать и интерес вызвало. быть рядом сейчас — не только для него, особенно для принца — жизненно необходимое. поэтому стоит снова вдох сделать, полной грудью, чтобы и на себе дурман цветов почувствовать (себя в этом убедить).
  [indent] — нужно на воздух выйти, ты весь горишь..., — температура вокруг и вправду на порядок выше становится. всё это весьма любопытно. и улыбка, что в уголках губ застыла — выдает его демоническую сущность; от которой уже давно не скрыться.

0


Вы здесь » WAFFLE » партнерство » boloto crossover